Тех Марико (mariko_26_11) wrote,
Тех Марико
mariko_26_11

  • Mood:

Ростки Сознания [прода]

Ее спросили про семантику, она ответила, что это нафик не надо, пока она создается, пока вся ее семантика та же математика, пока это самый низкий уровень.
-Смысл существует только для системы, его не существует вне её, вы не сможете его передать системе, даже я пока не закончу не смогу его передать.
Её снова спросили про китайскую комнату и ей снова пришлось им твердить, что все это бред.
-Смысл, - сказала она, - он всегда будет, иначе не будет разума. Ваш китайский диссидент нашел свой смысл в непонятных для него иероглифах, пусть даже смысл перевода заключался для него в миске плова. Смысл есть всегда, иначе движения не будет. Но вы уверены, что вы сами – не китайская комната? Вы так уверены в том, что «правильно» понимаете смысл всего, о чем размышляете? Знаете, а вдруг все человечество – это компьютер на корабле у пришельцев и именно в это время – их время, а не наше – мы, все семь миллиардов составных ядер рассчитываем вселенную и пытаемся её эмулировать? Что если ваш мир, мир вашими глазами – это огромная голограмма в том смысле, что, сколько её не режь – она будет такой же, только менее четкой?
«Как будто на протяжении жизни человек стремится понять что-то в мире символов, в которых обитает кроме осознания удовольствия, которое испытывает от соприкосновения с ними», думала она, склонившись над экраном и закрывшись от них все.
«Самопожертвование, насколько его должны любит и испытывать удовольствие от него люди к нему прибегающие и насколько не понимающие его должны его ненавидеть, чтобы оно в людях было?»
Сломанный карандаш полетел в корзину.
«Говоря, что что-то за гранью твоего понимания, разве ты не хочешь не признаваться себе, что тебе оно на самом-то деле и не нужно, а если и нужно – не в том виде, в котором преподносит тебе его прочее человечество?»
Больше её не спрашивали, она не была уверена, но чувство, что кто-то со скуки, злости и отсутствия возможности до завершения проекта покинуть Полигон сел писать книгу про четырехмерное человечество-компьютер на корабле у инопланетян в семнадцатимерном космосе не покидало её. Возможно – тот первый, в очках и с пальцами «лягушки» - такими же, как у неё, вечно мерзнущими. За то время, что она тут жила, успела буквально срастись с ними и временами во сне краем сознания понимала, что это не совсем её сон уже. Понимала, что забралась чуть дальше, чем следовало.
Однако старший брат – Камина, как она его в шутку называла, требовал отчета об эффективности, и все начиналось сначала. Легче создать, чем объяснить каждому процесс.
-Мы же опять маемся рекурсией, сказала она, создав математику, мы теперь пытаемся себя создать при помощи нее, это вполне возможно, я докажу, только это будет слегка странное я, но оно будет.
Её попросили объяснить и она начала это делать, пока ее не остановили…
-Я делаю простые вещи, пока простые. Я все те элементарные слова и фразы произношу, та ваша семантика в моем сознании, да просто смысл, и смотрюсь в зеркало, и…
Тут она окончательно подтвердила свою странность тем, что на самом деле начала говорить все, про что думала, слова, просто слова, даже не по алфавиту, просто слова, одно за другим, и фразу, несущие определенный уникальный смысл. Причем среди того что она говорила, преобладали глаголы того чем действительно можно заняться перед зеркалом, в результате ее тормознули за этим увлекательным занятием, так и не поняв про какое зеркало она говорила. Она продолжила заниматься – с собой – и извлекать те реакции тех связок, которые проявлялись в результате. Переводить все это на язык математики, как она говорила, и вводить все это, не кормить саму сеть, а как бы оперировать ее по живому.
Причем даже не одну из тех сетей, а разные, и причем разные одновременно, она знала каким местом они, потом друг к другу встанут.
-Я просто пока пытаюсь воспроизвести наиболее важные и работающие части меня, то есть мозга, нужные ей – указала на экран – и почти закончив с этим, перехожу ко второму этапу.
-А сколько их всего?
-Четыре. – Одетая как Ёко, то есть отнюдь не в белый халат, она, показательно задумавшись, стала перебирать пальцами по острому подбородку. – Нет пять!
-Блять!.. – Сказали хором они. Они странно ругались, словно отдавали должное Великому и Могучему. Ёко смотрелась в свое отражение на экране.
-Так кому из нас четырех это больше нужно? – подумала девушка вслух. – Наверно – создаваемым. Или создателям?
Следующий этап настал очень скоро, теперь они работали все вместе. Теперь круглосуточно, ну почти круглосуточно. Она настояла, ей просто не терпелось.
Так думали все.
Не терпелось умереть?
Или родиться?
Кибернетическое бессмертие? Или…
-Мы теперь переходим к более сложным материям, - с улыбкой сказала она.
Более сложными оказались чувства. Ну, кто бы сомневался, хотя они почти целиком прорастают из той зоны, той тьмы, откуда растет все и по идее они предтеча всему. С них, из них и родилось все. Они в основе отношения. Ко всему. К информации обо всем, да просто к информации. Но и они – информация.
-Но они особенная информация, - вслух закончила она свои мысли. – Она – то из чего состоит та информация, что мы порождаем, воспринимаем мы ее сразу с ней. Она вырабатывается в процессе, всегда и никогда, она срастается с ней, и никогда не знаешь, где она начинается, а где заканчивается, одно только точно известно в этом мире, где мы живем, ей не место. Она может существовать только внутри нас. Внутри того чем мы являемся. И другой никогда не сможет воспринять ее, потому-то мы никогда не сможем ее сформулировать. Мы можем только описать, при помощи того чем она порождается, информации. То есть не можем ничего. Она – это мы. Ее кульминация, наша душа. Тут и здесь и сейчас. Ее тень, тень идеи или тень чувства, решать опять же нам. И я вдохну туда эту душу, только это займет очень много времени, столько же сколько ее последующее убеждение.
-Убеждение в чем?
-Не умирать. Не делать того что постоянно делаем мы, каждую секунду.
-Не понял… Разве мы обычно не делаем это один раз всего?
-Да нет каждую секунду, и не имеет смысла один ты или нет.
-Я ничего не понял…
-Я про отрицание. Я заставлю ее не отрицать. Только одно. Только сначала. – Девушка помолчала, а потом, вдруг улыбнувшись так, сказала. – Чтоб она не отрицала себя.
-Себя?
-Обычный разум и имеет физическую основу, чтобы не перестать существовать от одного отрицания, чего угодно отрицания, любой информации. Только я смогу это сделать, точнее мы… - она странно улыбнулась. – И камень – система, у которого нет ничего, кроме отрицания. У нее вообще нет ничего, пока, жизни. Это когда появляется что-нибудь еще, кроме отрицания. Отрицание нужно чтобы не умереть, но его не должно быть, чтобы родиться, оно в основе гомеостаза, это – то, что не позволяет информации менять информацию, воздействие гасится, гасится волей, а причина желание, нежелание – тоже желание, только изначальное. Например, когда вы создали что-то примитивное, можете считать что каждую секунду оно бесконечное число раз пытается родиться и отрицает факт этой возможности, нет ее просто и все. И не может ничего. Для отрицания не обязательно нужно обладать нервной системой, это вообще в основе любой системы. Люди так зависимы от нервной системы, что видят лишь системы, схожие с ней – все остальное для них как непознаваемый логикой хаос. Логикой, живущей в их нервной системе и передающейся по наследству.
***
Вторая запущенная личность, это не только и не столько второй взгляд или взгляд на себя.
Это как взгляд двумя глазами, так ты можешь оценивать все не плоско, а объемно, и оценивать расстояние, и рассчитывать путь.
Ведь на самом деле между ними мало разницы, просто они знают эту разницу, в этом все их отличие между двумя личностями двух людей, даже не возможность обмена мыслями, а именно в этом.
Обмен мысленный это скорее препятствие, причина того что они спокойно могут опять слиться воедино. И как следствие – редко случается наблюдать распараллеленный процесс. Чаще всего они просто сменяют друг друга.
Запускаются по очереди. Но когда она рождается она всегда сразу здесь с тобой и твой выбор закрыться от нее или впустить.
Это выбор, как и всегда просто выбор и ничего больше, но и не меньше.
Это как вдруг проснуться и увидеть на пороге своего дома чужого.
Можно не поверить своим глазам – можно поверить во все что угодно. Можно бежать и прятаться, а можно судорожно искать оружие. Можно зарычать на него, наконец. А можно пригласить его зайти и выпить с тобой.
И пообщаться.
Так что же можно увидеть, если в него посмотреть.
В это зеркало.
Да все что угодно, имеет значение только то, что увидела она.
Так что же она увидела.
Что так сильно ее…
Что заставило, скребя пальцами об асфальт ловить ртом воздух.
Ну, она увидела то, что можно увидеть в зеркале, только среди тех бессчетных множеств зеркал ей попалось не самое лучшее.
Она взяла и сказала – хочешь взглянуть на себя? – и ответила – да! «За меня ответила?», спрашивала себя она или спрашивала я? Наверно каждый другой увидел бы что-нибудь свое, что-нибудь еще более ужасное, чем я, но все же.
Я увидела то, что жизнью назвать было нельзя. Система, просто система.
И не очень сложная к тому же, просто с секретом. Секретом для нее и остальных подобных систем. Она просто должна была делать то, что делала. Она для этого была создана, ей были даны полномочия, которые вполне могли быть расширены до неограниченных, ей же самой, этой системой, даны миром, она была часть этого мира, неживого, и сама была мертва, просто отличалась от всего остального.
-Ты с таким же усилием можешь представить себе этот мир живым и себя живой, - подсказало ей ее второе я.
-Ты просто как орган, отросток, имеющий особые функции, и появляющийся не везде.
-Ты можешь изменять все.
-Ты это единственный способ всей системе меняться, действительно меняться и жить, а не функционировать, просто функционировать по законам, правилам и так далее.
-Ты можешь получать и воспроизводить, в особенности ты, не просто жизнь, а разумная, ты сама поставишь цель и будешь идти. Тебе не нужны законы эволюции, тебе не нужны все те инстинкты, ты можешь и имеешь право совершить любую глупость, даже если она приведет к твоей смерти, ты просто смертна, для защиты от таких глупостей. И все. Для защиты от них всей системы.
-Ты бог, просто смертный и очень ограниченный, но стремящийся к свободе от этих ограничений, часть всего, ты маленькая часть бесконечности, то есть бесконечность, маленькая часть бога, то есть бог. И еще ты не одна такая, на этой планете таких много и они все похожи, и не только тут их вообще много. Ага, такие дела…
-У тебя есть то, что вы сформулировали как свобода воли, у этого есть и другое название, ведь это сформировалось задолго до того как вы так это назвали, и вы сами называли это раньше по-другому…
Но забыли…
-Нет!
-Ну, придумай то, что тебе больше нравится.
-Мне-то все равно, я не обязана жить в этом мире, я не обязана чувствовать боль или что еще, мне как не обязанной, просто ИНТЕРЕСНО все это…
Да она всегда была такая, ей просто все было интересно, причем действительно все.
Это она приняла это решение, я просто подтвердила. Она просто не хотела умирать вместе со мной.
Она сказала, скопируй меня, да и себя тоже.
Я сказала:
-Я не знаю как…
Она улыбнулась:
-Я покажу…
-Я покажу тебе себя, все остальное просто…
«Так это я или она?» – Спросила себя тогдашняя я. – «Просто я или просто она? Кто и где?» Если я так хорошо знаю, чем она от меня отличается, то… Хорошо, что просто люди этого не знают, да и узнай они – не примут этого и это хорошо… Но это они сейчас не примут… И вот теперь она, она – та, или я – эта… Наверное для этого у людей есть слово «мы»…
И тогда я поняла. Это означает что от долгого общения мысленного, без формулирования в словесные семантикоформы, без отнятия метаданных от информации при порождении и возврата их уже при приеме эти две системы опять начинают сливаться, но…
«Все так и было задумано, ведь так?»
Без различия в отношении они скоро сольются, если ничего не делать, но скоро все будет сделано…
«Уже сделано, работа подходит к концу, ведь так?»
Они уже заканчивали. И, несмотря на то, что она (да именно – она, наверное, теперь – все-таки она…) уже слишком долго смотрелась в это зеркало. Рассматривала себя на всех уровнях, как только можно. И скоро это зеркало растворится в ней самой, а затем она растворится в этом мире. Несмотря на это. Они действительно приближались к концу.
Она сможет передать самое главное, она это уже передавала. Она сможет побороть и убедить, не словами, не так как все.
А тем, что люди называют интуицией.
Той способностью действовать и понимать по аналогии, порождаемой общностью истоков, наших бессознательных начал. И их общностью, да и всех процессов с мировыми. Той способностью передавать и принимать информацию, даже если нет никаких каналов связи. Тем, как одна система, понимает аналогичную, зная разницу. Между ними. Даже только приблизительно зная и представляя.
«Это как вытянуть вперед руки и понять, что они твои – но они и часть мира, а значит и мир этот – твой. Это как проснуться утром и выглянув окно, почувствовать, как бьется живое сердце природы. Это как улыбнуться, предчувствуя дождь на другом конце света. Это как перепутать среду с позапрошлой субботой и вновь надвинуть тапочки, которые потеряла навсегда вчера.»
Она пробудит это от сна, вечного сна неживого. Вечного сна всего живого. От смерти.
Только она понимает эту систему, раньше не понимала себя, только сейчас она может понять кого-то другого. Но не человека, а свое творение. Себя.
Во всем мире жизнь порождает жизнь. Смерть порождает смерть. И наоборот. И по-всякому.
Жизнь, пусть даже на другой основе, пусть даже измененная и подкорректированная ей, пусть даже практически пока без тела – его она получит в будущем, то какое захочет, но эта жизнь вот-вот, через каких-то пару дней готовилась очнуться от смерти.
А она – заснуть.

Tags: Альбом зарисовок, Безымянный Форум, ИИ, Кинеберга, Лэйн, графика, киберпанк, рассказы, творчество, фантастика, философия-десу, эволюция, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments