?

Log in

No account? Create an account
Тех Марико
mariko_26_11
.:: .::.:.


Январь 2013
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

Тех Марико [userpic]
Чудовище из холодильника.

«Астровитянка» напоминала слегка смятую баночку из-под колы. Она была грязной тёмной, словно её изваляли в земной грязи, перед тем как забросить в космос. Впрочем, её никто в космос не кидал – такую махину не поднять обычным способом. И необычным тоже – «Астровитянку» сварили прямо на орбите из скопившегося материала, оставшегося от прошлых строек и не только них. Почти не освещенная с обратной от солнца стороны, станция казалась скоплением металлических конструкций – остатков старых судов и прочего мусора. По сути это было кладбище космолома обжитое космобродягами.

Давным-давно в далекой-далекой галактике – лет пятьдесят назад, если быть более точным – на Земле жила, курила траву и размножалась, процветала короче субкультура, именуемая в народе хиппи. Потом они ушли, спрятались и вернулись как хипстеры, чтобы снова впав на десяток лет в розовую спячку обрести, наконец, долгожданную свободу напополам с окончательным просветлением в космосе.
Изнутри это был тот еще гадюшник. Впрочем, Леви с Арисой нашли его вполне милым. Центр станции был полый и то, что в нем размещалось, оправдало самые смелые ожидания Леви. Ожидания в планет возможностей экспорта. Еще бы – такой оранжереи позавидовал бы Толкиен!
Флора, что тут произрастала, стремилась выбраться за пределы станции и полакомиться солнечными лучами, радиацией, давлением близким к полному вакууму, жуткими перепадами температуры и прочими прелестями жизни. Даже отсутствие кислорода не заботило этого зеленого монстра. И странный смятый бок станции говорил о том, что та скоро окончательно развалится, выбрасывая из себя бесполезные «семена», которым не суждено долететь отсюда никуда. Впрочем, не он интересовал капитана Доппльгангера.
Фауна, что жила в «симбиозе» с местной флорой не могла потреблять того количества пятилиственного бога Джа, что выращивала и хотела наладить экспорт. Мысль дикая и заманчивая одновременно.
В тот «вечер» они видели, как огромный кусок Флориды откололся и сполз в море. Это было похоже на…
Впрочем, Арису так и не решила, на что же это похоже. Она просто смотрела, и вместе с ней смотрели все. А потом была церемония приобщения к Зеленому Братству.
Вот тут все забыли и про Флориду, где кроме Клиффорда и его лучшего друга детства Роба никто и не бывал, и про Землю – даже про патруль вездесущий забыли. Зеленое Братство оказалось очень пестрым и дико, просто до неприличия гостеприимным. Курили все, курили всё. Все днище «баночки с колой» представляло собой огромный рефрижератор от поврежденного и кое-как залатанного грузового судна.
Бланш бродила по нему в одиночестве как неприкаянная всю двадцатичасовую оргию. Когда её нашли – всю замерзшую и такую довольную – оказалось, что там живут странные коты. Никто на станции их никогда не видел, но у всех регулярно пропадала: то еда, то трава, то другие столь необходимые настоящему космонавту вещи.
Бланш притащила одного кота под лучи света искусственного, и оказалось, что помимо зеленых светящихся глаз у него есть и прозрачный, похожий на пряди медуз мех. Кот оказался вампиром и, присосавшись к плечу Леви, напился вдоволь черной пиратской крови. Все это сопровождалось молчанием команды и криками: «гип-гип-ура!» гостеприимных туземцев. Леви требовала пистолет и грозилась устроить резню. Кот сладко посапывал, прилипнув к плечу. Рука Леви стала как тряпка и, смеясь как сумасшедшая, мускулистый капитан терлась им об трубу. Не сразу, но по лицу, выражению лица Леви все поняли – кот что-то впрыскивает в её кровь. Очень скоро Леви полюбила кота-вампира и даже отказалась оставлять его туземцам с Астровитянки. Так экипаж прибавил еще одним жадным до еды ртом.
Арису тоже хотела себе такого кота, но, сколько они с Бланш не бродили по рефрижератору – кота не нашли. Бланш сказала, что Арису отпугивает котов.
Арису стало очень грустно.
И она полезла на дерево.
-Ариса, не лезь, не надо! – Крикнула ей своим фирменным шепотом Бланш, но Арису её не послушала. К тому моменту она уже скрылась в ветвях трехсотметрового непойми-чего. Для того, чтобы вы могли представить себе всю сложность этого восхождения, Арису скажет вам, что при 0.1g ось вращения станции совпадала со стволом дерева. То-то же…
Попрощавшись с гостеприимными наркоманами, члены Черной Лагуны, владевшие Доппльгангером, сошли с лунной орбиты и через три дня вышли на орбиту Земли. Арису все это время тестировала полюбившегося Леви нямпира, его водобоязнь, его солнцебоязнь, его шумофилию и по какой-то странной, непостижимой причине чувствовала – этот каприз капитана им еще аукнется. Впрочем, Арису было до какой-то степени чихать на судьбы мира и его наполнения, включая ближайшее окружение Арису и собственно её саму.
«Я куплю наемника и ракеты», так сказала Леви, когда отправлялась на Землю вместе с механиком Робом. Помимо торпед много чего нужно было купить. А когда они вернулись с ними было существо о красных глазах, кукольном лице и синих волосах в каре – космодевочка почище ИИ Астра, она была очень культурной и поприветствовала всех поклоном.
-Знакомьтесь, это Рей она теперь с нами! Правда, прелесть? – Радостно заявила Леви, она еще вздрагивала после шопинга, видать что-то выбрасывалось ей в мозг. Вся команда на орбитальном модуле Доппльгангера смотрела на новенькую весьма хмуро. Роб старался не попадаться на глаза – наверняка его уговорили не вмешиваться в лихорадку шопинга капитанские жидовские дезет иглы, изготовленные специально для охоты на пикирующих бегемотов – 12.7мм с сердечником из закаленного карбида вольфрама – это вам не шутка!
-А где ракеты? Наемник обещанный, где все?
-Но это же РЕЙ! – Леви сияла как лампочка неоновая в Австралийской Волшебной Стране Смертников. Туда её команде и хотелось отправить на потеху зажравшемуся земному обывателю… но вот если бы не пустынные орлы поблескивали черепами со скрещенными сами знаете чем (саблями) в кобурах под мышками Леви. Капитан была на земле своя, хоть и разыскивалась там, куда ZOG еще не протянула загребущие лапы. Наполовину еврейка, наполовину русская, с плечами как у мужчины, руками силушки богатырской и оскалом старой волчицы – Леви было лет двадцать пять, но она многое повидала, Арису чуяла, что её уже не перепрограммировать.
-Нет ракет? Даже – дешевых? – Клиффорд покачала головой – врачу нужны были эти ракеты позарез, а как же! Арису разглядывала новенькую вместе с Ленор, тыча пальцами в кожный покров и щупая интересные для изучения места, а Клиф достал свое блестящее от неупотребления оружие, наверняка готовился стреляться с новенькой. И все-таки – зачем ему ракеты? Глупость. Хотя да, чем больше ракет, тем меньше ему работы…
Все врачи – бездельники. Особенно – хирурги. Еще они любят искать мораль и философию в отсутствии стремления работать. «Ведь, правда?», вопрошала Арису у потолка.
-Тело как у настоящей девчонки. – Вероника Бланш мяла руками груди Рей и вытянув её молочную и тонкую руку – двигала в суставе, словно руку куклы, а сама Рей выглядела порядком ошарашенной и вместе с тем такой спокойной. – Она органическая? Это что – венец экспериментов Ковчега дорвавшегося до человеческого генома своими жадными жидовскими лапами ZOG?
Леви гордо краснела. «Радостная вся такая за свою новую игрушку, счастливая дура – наш капитан…»
-И так вместо обещанного и остро необходимого всему экипажу наш капитан на наши же деньги приобрела себе секс-куклу?
-Я не кукла. – Апатично возразила Рей сладким и бархатным – словно ветер по траве у дома – голосом.
-Но секс. – Прикрыл один глаз Клиф и убрал свой чудовищный nitro express .700 «триган» с надписью «Born to kill» на псевдо мертвом и запрещенном ныне повсеместно английском обратно в кобуру. Арису переводила взгляд с его значка пацифиста на груди к круглым желтоватым очкам, от них – к светлой луковой шевелюре, кобуре огромного револьвера, способного стрелять в открытом космосе и обратно к ярко-голубым и открытым, таким добрым глазам. Клиффорд. Чем ему так не понравилась Рей?
Кукла как кукла, в Ковчеге таких тысячами создают и распродают оптом и в розницу. Ариса перевела взгляд на лицо Рей, нащупала глазами код на её груди и разглядела рядом маленький, но злобный значок копирайта. Рядом было написано «модель: Богиня, линейка: Рей; углерод, пятидесятипроцентная Лилит, три года гарантии!» и обрезанный фиговый листок NERV-ных задротов из общества Евангелиона Нового Поколения.
Арису ненавидела копирайты всей душой космопиратки, равно как и то, на чем они от души проставлены. Теперь Рей не нравилась и ей.
-Слушай Леви, это не красиво мы же договаривались, что общие деньги они на то и общие, что общие, а не твои.
-И?
-А ты на них себе куклу купила. В детстве их не было что ли?
-Я не кукла. – Еще более мягко и наивно возразила Рей.
-О боже люди – и это гостеприимство?! – Закричала вбежавшая в кают-компанию Лесли. – Рей, Юки, лапочка, идем от них ко мне в каюту, ну их – они только о деньгах и могут думать.
-А там что? – Бланш показала на ящики, но Леви сделал вид, что ящиков не существует. Глаза Ленор прищурились, словно она хотела взглянуть сквозь упаковку, а потом расширились, словно у неё это и впрямь получилось. Ленор развернулась к умиротворенной земными магазинами Леви и закричала. – Сайори, неужели ты все наши деньги потратила на платья!??
-Не все… еще на Рей хватило. Она окупится, мы же хотели наемника, а у неё три года гарантийного ремонта и вообще – если что заменят на такую же. Вот и будем учить на наемницу. На наемника гарантии-то нет… если Рей вальнут, отвезу обратно, скажу – астероидом мелким прошило, космоломом там, поменяют же!!.
И уперев руки в бока, Леви стала победоносно смеяться, довольная своей хитростью и жаждущая аплодисментов.
-Ты в своем уме, у тебя совесть есть? Девочке лет четырнадцать!
-Восемь хронологических, а биологических так да – второй размер. Но в инструкции по эксплуатации написано – она может менять цвета глаз, волос и самый важный для девочки размер усилием воли, даже забеременеть может, если снять там какой-то защитный предохранитель, в общем – трю жидовское качество, собрана учеными SEELE командой «Трон для Души» в Ковчеге! Ты представляешь себе беременную куклу?!
-Так вы даже не в Австралии садились?
-В Аве, но она – со дна Атлантической Новой Атлантиды. Кстати, на завтра в прогнозе на Аву семь восьмибальных и одно девятибалльное, представляешь? Мы удачно сели и почти удачно взлетели.
-Что значит – почти?
-У нас слегка крылышко погнулось от перекоса термоплитки и Роба тряхнуло – что-то отвалилось, Роберт теперь будет искать – что именно от шатла отвалилось, ты ему поможешь, Арису? Вместе с Хэвок, пора будить эту соню тут пинг до Астры не секунда как на Астровитянке, она поумнеть должна. А я пока платьица примерю к балу в Небесном Ватикане. Ты же знаешь, моя должна отлично выглядеть. Ведь там такой ЗАКАЗ светит!
Уменьшительно-ласкательные в устах волчицы Леви означали, что она чувствует и даже как бы признает свою вину, но не пытайтесь с нею спорить – начнет пальбу.
Такие дела.
-Я и тебе платье купила, розовенькое такое, и полосатые гетры твои к нему подойдут, только вот боюсь, ты слегка подросла. Ну, хоть груди у тебя нет – жать корсет не будет, а вот мне как страдать, представляешь? Пожалей капитана, Ариска!! – Стала тискать её Леви, прижимая к своей полной груди татуированными на Сомали нечеловечески сильными руками.
Враки же! И без покраснения. Леви никогда и ничего не боится, просто купила от балды, для галочки… и чтобы не обвиняли в Эгоизме. К тому же – при чем тут гетры? Или Леви хочет, чтобы в Небесном Ватикане на приеме у Римской Матери «малышка Ариса-тян» танцевала кордебалет?
Арису вздохнула, положила на голову свой допотопный, собранный в корпусе из-под мольберта ноутбук с сонаром и пошла в ангар искать с Робом и готичной Хэвок что же от их шатла отвалилось.





Местонахождение: Сраный Роскосмос
Настроение: accomplished-Чудеса в рефрижераторе...
Музыка: Ариса ноет.
Comments
Страница 1 из 2[1][2]

Бу! о_О
О, теперь я могу сделать edit "Бу!", ЖЖ стал ваще продвинутым.

Edited at 2012-01-23 22:20 (UTC)

Sayori няшек хорошо рисует.
А, да, рассказ понравился.

Я до сих пор не знаю, как правильно, Сайори или Саюри? ^_^" У неё есть календарик, он у меня на стене весит и хентайная новелла с этими же няками xD

Восьмибитная Луна

-Зачарованная клубника.
-Это просто цвет. Непривычный, да?
Красный. Казалось – он раскален. «Она – точно парная!», решила Арису и опустила один полосатый длинночулок антенны ниже другого. Луна смеялась, злобно ухахатываясь над пролетавшими в воображении людей звездочками, казалось – она закусила от досады губу, но Арису знала – это кровоточит вторая Ева.
Рядом с Луной на небосводе скалился черепок, весьма стильный, Арису это знала.
Знать – профессия Арису. Не сказать, чтобы знание, пусть даже не загрязненное истиной доставляло ей удовольствие. Деревянный корпус ультрабука класса «Убик-01» давно уже не корпус мольберта, но собранная внутри начинка, проработав три эпохи отнюдь не планковские и все еще жива.
-Роб.
-Да.
-Она горячая?
-Клубничка?
-Она ведь красная, Робби!
-Красное смещение. Она удаляется от тебя.
-Еще бы, дурень – ВЕДЬ ОНА ОСТАЛАСЬ В ПРОШЛОМ!
Арису задумалась над тем, что пока она жива – клубника и впрямь удаляется от неё, ну или Ариса от клубники, поэтому может быть дело тут действительно в красном смещении.
Роб мечтательно взглянул на звезды. Ариса с завистью перехватила его взгляд. Тут вообще есть что-нибудь кроме звезд?! И все же, хоть Орк далеко не лучшая планета, но звезды тут – чудесные, правда, здесь холодновато с тех пор как Орк ушел к рассеянному диску солнечной системы. Когда-нибудь Орк все-таки достигнет коричневой Немезиды. Будет теплее? Арису не знала. Не для людей, в общем планетка. Да и не планета вовсе – а траснептуневый объект: раньше такие гордо звали Астероидами на случай, если кто-то захочет вдруг стать Маленьким Принцем.
Или – Принцессой. Фиолетовый, красный и ярчайше розовый с синим – таков он, этот мир. Есть еще все оттенки серого и фальшивый золотистый. На серебро денег у Творца не хватило.
-Ам. – Сказала Арису, кусая микропленку, на которой парная клубника поедалась девчушкой с конопатым носом. – Хочу её.
-Девочку?
-Клубнику, бака! Она наверняка кипяток! Изжаришься, но я её ХОЧУ!!!
А потом они снова вместе смотрели на звезды со свалки космомусора xdendi-29817.
***

Re: Восьмибитная Луна

Я закончила оба тома Гильдии, Истории Чудовищ и принялась за Софиону. http://zhurnal.lib.ru все еще забанен всеми южными провайдерами по решению суда, приходится с зеркала, но даже полных черновиков там не будет. К слову, в чем разница между http://samlib.ru/editors/m/moriko_m_a/ и http://samlib.ru/m/moriko_m_a/ ???

Дети Света.

Детектив заметил, что в шкафу не хватало одной книги. Человек, повесившийся в комнате на этаже 114, явно что-то читал перед смертью. Еще были обнаружены маленькие следы – тут босиком ходили дети.
Быстро выяснили адреса, по которым проживали дети с обнаруженными следами ДНК. Когда детей вызвали на допрос, они во всем сознались.
-Это она! – Дружно сказали шесть мальчиков и семь девочек. – Это она во всем виновата.
-Кто? – Удивился следователь, он же детектив, он же – Главный Инквизитор. В его фасеточных глазах блеснуло сочувствие.
-Она, Катя Гордон, это она сказала ему!!
-Сказала что?
Настраивая фокус глаз, ГИ смотрел на всех детей одновременно. Они, конечно, этого не знали, так как допрашивались в разных комнатах.
-Катя Гордон. Это все она… – Твердили дети.
Нашли Катю и вызвали на допрос без родителей.
Катя во всем созналась. Как следствие уже знало – повесившийся человек возглавлял секту «Дети Света» и курировал мальчиков и девочек из детских домов. Он был чистоплотен и очень порядочен, в педофилии не замечался. В соответствии с законом этого было достаточно для работы с детьми и более чем достаточно для создания своей секты. Что стало очень популярным делом после выхода книги Г. Грея «Сам себе пророк за пятнадцать дней!», где описывались тысячи способ создать свою собственную секту за пару недель и прокачать её до мировой религии за год.
-Он спросил меня – знаю ли я что я Дитя Света. – Сказала на допросе Катя.
-И что вы ему ответили дочь моя?
Главный инквизитор вертел своими квадратными шторками глаз перед лицом девочки.
-Я тоже спросила: «как Люцифер»? После этого он громко начал кричать, задрав голову к потолку, и мы все убежали.
Вращение шторок прекратилось. В этот момент поступили данные от экспертов – они нашли, а точнее восстановили пропавшую книгу, ей оказался старый – еще позапрошлого века – латинско-русский словарь. Его сожгли, и пепел выбросили в окно.

Re: Дети Света.

-Слушай Лэйн. – Сказал до боли знакомый голос обладательницу которого я как-то не смогла вспомнить сразу. Глаза лежали в гулкой темноте, что-то грохотало. – Лэ-эн, ты меня слушаешь?
-Да. – Ответил голос мальчика, такое чувство, что это ребенок-аутист, живущий в своем собственном мире книг. И он не рад будет, если его оттуда вытащить.
-Америка-тян вчера снова домогалась до России-тян…
Ну, нафига мне сейчас политика? Они вообще, эти страны существовали?
- А у Канады-тян жуткий депресняк, она думает, что никто её не замечает и не хочет принимать в своих кругах всерьез, словно её и нет вовсе. Как мне сказать такой уже совсем не маленькой девочке ведь Канаде, что она должна быть активной в общении со своими подругами? Плакала в уборной и грозилась резаться…
Я открыла глаза и протерла их. Потолок. Снова – чужой потолок. Неужели опять…
-Ариса, они такими созданы, ничего больше. – Ответил Лэйн. – Странно было бы, будь все иначе. Напомни мне, когда они подружатся, по-настоящему, серьезно.
Лохматая голова Лэйн слегка возвышалась из-за стопки книг. И так – где я снова?
Та, которую звали Ариса, окинула меня быстрым взглядом и улыбнулась.
-О, Австрия-тан проснулась!
-Какая я тебе Австрия!?? Я…
Как оказалось, я не только свое имя забыла. Это была тьма тьмущая переходов на огромном… корабле?
«Кинеберга», было написано на потолке ярко-желтым шрифтом и указания стрелками куда идти, они постоянно менялись, словно парили под потолком, а не были нарисованы на нем. Однако я могла и ошибаться.
Так я и бродила как неприкаянная, задрав голову. Я старалась идти не туда, куда указывали мне стрелки-надзиратели, но это не произвело никакого впечатления на «корабль».
Я видела, как в бассейне играют дети, мальчики и девочки, у всех флаги на шее. Я смотрела на себя в многомерное зеркало стены и видела такой же флаг.
-Австрия, снова не можешь вспомнить свою Историю?
-Слушай ты! – Закричала я на Сибо и сбила её с ног. – Я Флора! Так меня называли… когда-то.
-С кем не бывает. – Серьезно и скромно ответила мне, улыбнувшись мона-лизой Сибо. – Я тоже – не Сибо. А это – не Кинеберга. Мир не таков, каким кажется.
Она издевается?
-Просто ты потеряла связь с Мадокой, поэтому не можешь найти свой народ. Увы. Теперь ты просто человек. Но это временно.
-Человек? Что тут вообще происходит?
-Вон видишь тех кунов и тян? Каждый и каждая из них – инскин Мадоки в почти человеческом теле, Мадока на глубине погружения в одиннадцать символов, теперь она воистину нечто. Один из проектов, в которых ты участвуешь, называется Хеталия. Сейчас мы на пути в Проксиму Альдебарана-8. Когда долетим, нас будет ждать райская планета Хеталия со сплошным теплым океаном и одним большим материком в форме сапога, где вот эти страны в форме пар почти бессмертных мальчиков и девочек начнут развиваться под чутким контролем простых людей вроде меня или тебя. Можешь почитать об этом, но лучше займись чем-то приятным, а то снова потеряешь связь, снова будешь меня спрашивать, мне придется снова из вежливости отвечать… и так далее, пока тебя из жалости не отправят в утилизатор.
Улыбнувшись и ткнув меня пальцем в ребра, Сибо удалилась. Её светлые, пепельно-белые длинные прямые волосы, обесцвечено серебристые глаза, и бледное лицо со слегка коварно-интимной улыбкой подростка долго маячили перед моими уставшими от всего этого безобразия глазами.
Злая…
Или добрая?

Love is destructive.

Тикки устала щипать Виту за бедра под партой. Тикки представила на мгновение что будет, если Вита вдруг вздумает продемонстрировать на следующий день свое сокровенное дзэттай реики, дабы обрести над ней абсолютную власть. И там будут синяки!
Тикки нарисовала на предыдущем уроке колодец Садако и подарила его классной. Этот же урок превращался в какое-то жуткое Тохо из звездочек перед глазами. В попытке избежать судьбы Героя вследствие детского инсульта, равно как и в общей надежде дожить до перемены, Тики раскрыла тетрадку на последней странице и принялась рисовать.
Через пару минут даже Вита обратила внимания на быстрые росчерки карандаша, который Тикки предпочитала гелиевой ручке.
Заглянув к ней в тетрадный мир, Вита обнаружила сложнейшую головоломку из кружочков с именами и соединяющих их росчерков со словами.
-Что это?
Тикки ехидно посмотрела на соседку. Потом шепнула:
-Га-аарррр!
Открытый ротик и зубы Тикки. Тикки-дино!
Вита перетянула тетрадь себе и углубилась в чтение.
-Дима не любит Дашу? – Оторвавшись от чтения, спросила она и добавила. – А Амэ любит Всех?
-Амэ понимает всех! – Возразила Тикки. – Смотри А-love – понимание второго порядка.
-Я кажется, поняла. – Сказала, кивая головой Вита. – Это очень интересная игра.
На следующий день она не пришла в школу.
Когда через два дня Тикки отправила классная к ней домой с домашкой, Тикки обнаружила в доме, где жила Вита со своей странной семьей потоп.
-Охлаждение ни к черту. – Заметила Вита по поводу воды по щиколотку. – Я думаю перевести на жидкий гелий.
-Жидкий используешь для охлаждения кластера?
-Это не кластер. Я назову его Зверь!
-Зверь?
-Да, ведь он 666!
Тикки посмотрела на три шестерки написанные мелом сбоку у вполне себе кластера.
-Знакомься, - сказала девочка Вита, - первый компьютер, целиком работающий на каббале.
-Как можно программировать на каббале?! – Воскликнула Тикки. – Это же не язык программирования!
-Я смогла рассмотреть любовь, ненависть, понимание, отторжение и множественные иные реакции замкнутой нервной системы человека при общении людей между собой и смоделировать катарсис от любви через древо Сефирота. Вот смотри, этот сайт я создала еще вчера. Черв Вигрега сделает его чертовски популярным, люди могут тут анонимно расписать отношения к своим друзьям в твиттере, фэйсбуке и прочих социальных сетях.
-Он работает как плагин?
-Да. У меня уже есть больше миллиона маленьких Сефирот, к концу недели их число превысит миллиард. В каждой сфире сефирота есть своя маленькая сефирот, так я дюплю весы. Я думаю достигнуть полного погружения в клипот к концу восьмого класса!
-Так у нас не будет звонка?
-Нет.
-Ура!!! Кто такой Вигрег?
-Лох, которого завтра арестуют FBI, я назвала червя в его честь и он начал свою жизнь с его компьютера. Стирает левые баннеры и меняет их на мои.
К концу недели, когда Тикки вернулась посмотреть на работу Виты (домашку, которую болеющей Вите передала классная, Тикки выкинула по пути в мусорку), Вита осушила свое жилище. Зато теперь тут было очень холодно. Мерзнущая Тикки с удивлением смотрела на Виту, которая сидела в окружении проводов в одной майке. Гудение сильно било по ушам.
-Чипсы будешь? – Тикки стала рыться в рюкзаке, слегка дрожащими от волнения пальцами.
-Давай. – Не оборачиваясь, Вита вытянула руку.
-Ну как?
Вита молчала. Потом вдруг повернулась на вращающемся стуле всем корпусом и мило так улыбнулась.
-Оки, я отказалась от всех иных чувств, оставив только любовь во всех её формах. Эти три шестерки скорее напоминание о прежнем эксперименте, у меня все семь миллиардов сефирот, я думаю, обойдусь без предсказанных девяти.
-Можно называть твой кластер – Бог?
-Да, пожалуйста. Неплохое, кстати имя. Только это мой терминал, твой Бог – где-то там. – Вита махнула рукой в сторону внешнего мира. – Парит в облаках. Мой кластер слишком маленький для таких операций, пришлось разворачивать свое облако. Ты знаешь, какое оно огромное?
-И на нем сидит Бог?
-Ну да…
Вита сосала сок через соломку, вращаясь на стуле и посматривая игриво на Тикки. А Тикки смотрела на её кавайные дзэттай рёики. В глазах у Виты был странный призыв, но Тикки, отчего постеснялась сделать это.
***

Re: Love is destructive.

Однажды выйдя в космос, разумная жизнь распространилась по многим мирам, цивилизации находили общий язык и срастались между собой. Так появились подобные ИММП. Их много и они живут почти как люди, занимаются тем же, чем занимаются люди и вообще – они можно сказать люди, в их понимании. То есть – они понимают себе подобных, но им нет дела до микробов. Человек никогда не скажет, что клетка разумна, несмотря на то, что продукт совместной разумной деятельности триллионов живых клеток он видит в зеркале. Государства многоклеточных, срастаясь, образовывали империи, в конце эти империи обретали свое собственное сознание. Им не было уже дела до отдельных составляющих – граждан своих. Те воспринимались такими супермипериями, как некие суперклетки – бессмысленные, ведь они не видели дальше своего носа и хотели просто жить. Как и обычные клетки. В разуме им было отказано. Ведь кому охота прислушиваться к голосу клетки? А даже если это боль миллиардов клеток – не честь ли снести её мужественно и не поддаться слабости? За товарища ИММП можно и руку отдать, и кто считает триллионы бездушных и бессмысленных клеток? Ведь они могут только расти и обслуживать весь организм.
В конце концов, было решено, что боль эта – следствие работы управляющего комитета ИММП, состоящего из особых – нервных клеток-личностей, которые являясь медиумами, могут чувствовать боль народных масс. Сами же представители народных масс чувствовать боль друг друга не могли – они лишь понимали, что кому-то плохо – если этот кто-то оказывался ну совсем уж близко. Как уже говорилось: все, что они могли – это плодиться и размножаться, радоваться, если все хорошо и горевать, если – плохо. На определенной стадии эволюции ИММП, обретая сознание, переставал считать проявление их жизнедеятельности – следствием их разумности, ведь он мог с легкостью прогнозировать их поведения и манипулировать ими как ему вздумается. Они были слишком примитивны, чтобы иметь разум – так считали все сознательные ИММП.
В нашей галактике живет девочка ИММП. И она любит чистить зубы. Она и есть наша галактика. То есть мы видим её как галактику, а она воспринимает себя как девочку. И у неё – во улыбка!
Патентованное средство для чистки зубов. Купило Интегральное Мыслетело Млечного Пути. Больше зараза с развивающихся планет не будет помехой! Раз в галактический День Мыслетело чистит зубы. Микробы дохнут на ура, а во рту свежесть.
COOLGATE
И никаких никчемных человеков!
Конечно, их них тоже когда-нибудь могло вырасти ИММП. Но и из бациллы – мог в идеале появиться человек!
Однако человек – не ИММП, а бацилла – не человек!
То-то же…
Вы все еще чистите зубы? Вот и девочка ИММП чистит. Вы, прочитав это – не перестанете чистить зубы, ведь это – фантазии, а зубы – у вас во рту, и они могут болеть. И она не перестанет. Каждому – свое. Она – не любит запах изо рта.
Понимаете, электромагнитное излучение действует ей на нервы. Поэтому в нашей галактике гробовая тишина.
Разум клеток заметин лишь иной клетке, разум многоклеточных – иному многоклеточному. Общаться могут только равные. Разум клетки проявляется и развивается лишь в контакте с себе подобными. Разум человека – тоже. Когда появились первые многоклеточные и пошли по пути обретения разума – в простых клеточных отпала нужда, государства стали с ними сражаться, как с анархистами. У многоклеточных – так же. Как результат – стремление жить лучше в коллективе ведет к переходу на следующий уровень жизни. Как в мечте, в которой все люди становятся бессмертными…
Потому что смерть пары миллиардов уже не играет никакой роли.

Прошли еще три дня. Вита захотела пойти в школу. На улице она видела плакаты, где девочки одетые в сейлор фуку демонстрировали свои королевские дзэттай рёики. Розовых машин стало невероятно много. Когда Вита добралась до школы целая вереница абсолютно идентичных Nissan Juke выехала на школьную парковку. Открылись розовые дверцы и словно солдатики оттуда повалили азиатской наружности школьницы.
-Это сбой матрицы? – Спросила Тикки. Смотреть на новеньких собралась вся школа.
-Я думаю, просто очень большому числу девочек захотелось одеться одинаково и приехать в одинаковых машинах к нам в школу. – Вита выглядела несчастной.
-Ну, сбой же. – Тикки повернулась к подруге. – Или флеш моб?
Вита вздохнула.
-Я тоже хочу себе розовый Nissan Juke! – Воскликнул Димка.
Вита вернулась домой. Вита выглядела очень уставшей.
-Бог. – Сказала она и Бог откликнулся. – Я устала. Кончай этот спектакль.
В этот самый момент ребята из CERN наконец-таки успешно определили бозон Хиггса.
The End.

-Как можно программировать на каббале? – Тикки всплеснула руками, повернулась к Амэ, которая ела рогалик. – Как можно программировать на каббале, это ведь не язык программирования?!
-Хочешь рогалик? – Амэ оторвалась от еды и посмотрела на Тикки детским, недоумевающе-аутичным взглядом. – На, он еще почти весь шоколадный.
-Боже!! – Вскричала Тикки. – Вы убиваете мне мозг!!!
***
На следующий день все ученики и преподаватели новой школы Тикки знали, что перед ними достояние страны – девочка из Менсы. Первой, кто пристал к Тикки, стала её классная. В общем – она отказывалась именовать девочку Тикки и настаивала на имени, данном родителями. На что Тикки заявила:
-Каждое сознательное существо этой планеты может само выбирать себе имя.
-Но ведь не несовершеннолетнее же!
Воскликнула Дарья Семеновна, нахохлившись.
Пока Тикки цитировала конституцию и доказывала, что права на собственную точку зрения есть в у всех людей с рождения, а выбор имени – частный случай применения данного права, Вита с Амэ устроили на задней парте дискуссию на тему: с какой стороны им есть шоколадный рогалик. В конце Тикки устала наперебой: то отвечать на нападки и экспрессию учительницы, то посматривать на своих подруг, и швырнула в них классным журналом. Перед тем, как Тикки удалили из класса, она еще успела заметить учителю, что бесполезно спорить с человеком, который доводам рассудка противопоставляет взыгравшие гормоны.
Учительницу хватил шок. Тикки уже не было в классе, а она все еще кричала:
-Какие гормоны!!! Мне скоро пятьдесят будет!
***
-Я, между прочим, за ваши права дралась.
Заметила Тикки после занятий.
-За права не так дерутся. – Амэ шла впереди, Вита, как обычно исследовала окрестности. Тикки, смотря на нее, не могла взять в толк: в какой такой глухомани выросла эта девочка, что каждый куст, цветок, да вообще любой предмет на земле привлекают её внимание.
-Собственно, если начинаешь доказывать свои права – ты уже сомневаешься в их существовании.
-Ой, не надо. – Тикки насупилась. – Я никому в этом мире ничего не хочу доказывать, но без этого я не смогу ничего сделать. Поэтому приходится отвоевывать каждый кусочек себя и постоянно защищать его – как базу.
-Базу? – Открыла удивленный ротик Вита. Вытянула руки с кулачками и разжала их. – Смотрите, я бабочку поймала.
-Ты её убила.
Тикки разглядывала лежащее на ладони у Виты существо.
Вита посмотрела с непередаваемым выражением себе на ладонь. Амэ отвернулась.
-Тикки, отвернись.
-Я не боюсь смерти. – Сказала Тикки. – Но это грустно.
-Отвернись.
Повторила Амэ и, чувствуя, что Тикки все еще недоумевает, схватила её за волосы и повернула к себе. На мгновение их лица стали так близко, что Тикки невольно покраснела.
-Закрой глаза и слушай только меня.
Сказала Амэ.
-Зачем?
-Просто сделай, как я говорю.
-Я не люблю делать то, чего я не понимаю. – Тикки снова нахмурилась. – Жизнь так коротка, зачем тратить её на ерунду?
Амэ обхватила пальцами тонкую шейку Тикки и поцеловала в губы, закрыв сама при этом глаза. Поцелуй длился секунду, у Тикки окончательно прихватило дыхание. Когда Амэ отпустила её, Тикки стояла на пыльной дороге, ведущей от школы к остановке, и хлопала длинными ресницами. Амэ, как ни в чем бывало, шла дальше. Тикки повернулась к Вите. Та смотрела на небо, держа руки вытянутыми с ладонями кверху.
-А где бабочка?
Спросила Тикки, чтобы хоть как-то скрыть свое смущение.
-Улетела.
-Значит, я ошиблась, и она была жива?
-Да, ты ошиблась.

Счастливая маленькая Даша.

Даша посмотрела на подъезд. Подъезд посмотрел на Дашу.
-Входи, не стой. – Сказала мама.
-Я съем тебя. – Шепнул подъезд.
Даша показала фигу подъезду и получила по башке.
Это был дом гостей. Так Даша назвала дом, в который мама вела её «в гости». В гостях Даша не была никогда, всего семь лет назад появившись на свет, она уже заучила правило, которое в общем можно было сформулировать так:
«Чужие люди – беги без оглядки, оглянулась – споткнулась – упала – не встала»
Даше хотелось плакать, но мама тянула её за собой. Лифт улыбнулся и открылся. Внутри у Даши что-то сломалось.
-Мам, может не надо?
-Да что ты боишься, все маленькие девочки ходят в гости иногда.
-Все-все?
Мама улыбнулась и погладила Дашу по голове.
Даше стало еще страшнее. Когда дверь открылась, она сжала мамину руку так, что та слегка вздрогнула.
-Мама, вот видишь – ты тоже боишься. А ты ходила маленькой в гости?
Мама открыла рот, но вдруг её лицо изменилось.
Даша поняла – мама хотела соврать как обычно, но что-то заставит её сейчас сказать правду.
-Да нет, до пятого класса в гостях ни у кого не была.
-Мама, пожалуйста, можно я тоже – не буду!
Даша смотрела так умоляюще, что мать уже почти согласилась, но тут вспомнила, что не сможет отпустить дочь одну домой.
-Ты заблудишься.
Издалека донесся чей-то голос. Он был веселый. Лицо Даши исказила гримаса боли.
-Не заблужусь!
-Даша, не надо…
Усталость пререканий с дочерью брала свое – в голосе у мамы появились злые нотки раздражения.
-Не заблужусь, не заблужусь, незаблужусь!!!
Истерика набирала обороты, мать тащила дочь буквально волоком за собой. Она улыбнулась с непередаваемым чувством раскаяния за то, что родила и воспитала такую дочь, когда их встретили у двери. Даша зашлась в крике, и матери пришлось ей дать подзатыльник. Пока Даша вытирала слезы, чувствуя незнакомый запах жилища, мать разговаривала с двумя странными мужчинами, они иногда посматривали на девочку и улыбались. Сердце у Даши оборвалось и улетело в пропасть.
Даша не знала до этого мгновения, что такое смерть, но сейчас поняла – переступит порог и не вернется.
Она сделала шаг.

Re: Счастливая маленькая Даша.

Софиона II, Кен и Амэ.
-Кёнски-блин… - Заметил Кен грозовому небу. Но дождя в тот день не было. Амэ гуляла по городу и закупалась продуктами – им предстоял долгий путь.
Беги, Лола, беги…
Лола выбралась на крышу, но там была девочка. Она танцевала на самом краю.
-Это мой край. Уйди. – Попросила Лола, а девочка, улыбнувшись, сделала реверанс.
-Я сегодня счастлива.
-Ты думаешь, я стану завидовать?
-Не-а. – Сказала девочка, как мяукает кошка, настоящая кошка. – Просто ты не поняла.
-Мне противно понимать счастливых. Уж извиняй.
Лола подошла к краю и взглянула вниз.
-Счастье – награда за выполнение ГОСПЛАНА. Ну, или БОГПЛАНА. Короче той мути, что в твоих генах. Ни больше, ни меньше. Я играю в счастье, как гены играют со мной. Ни меньше, ни больше. Если с тобой играет бог, то почему бы не сыграть в бога.
-Ты больная?
-А ты пришла сюда прыгать? Тут многие прыгают. Только все в разных мирах. В твоем пока еще никто отсюда не прыгал – ты первая, возможно, у тебя счастливый билет! Это очень хорошая крыша.
Лола взглянула на девочку повнимательнее. В темноте сложно было что-то сказать определенное, но та была странно одета – раз, говорила странные вещи – два, пыталась читать мысли – три. От одного третьего Лола пришла бы в ярость.
-Ты хотела сказать – плохая?
-Ну, прыгунам-то лучше знать – какая. Наверное, они как кот Шредингера, ведь самоубийца как класс парадоксален, чем его больше – тем его меньше.
-С чего ты взяла, что я хочу прыгнуть? Может просто нравится стоять на краю.
-Тогда ты свалишься. Когда-нибудь.
-Ты тоже танцуешь в темноте на самом краю неогороженной крыши.
-А… ну да, но я-то уже свалилась когда-то, а ты еще – нет.
Лола не стала расспрашивать незнакомку. Она просто ушла в ту ночь, решив придти утром и снова посмотреть на город, чувствуя свою власть над своей жизнью и близость двери в лето, куда можно шагнуть в любой момент, уйдя от всего на свете. Не пытаясь перебороть, не желая играть с ними в их игры – просто сказать, что ты «пасс». Они, конечно, обидятся, говнюки, но все игроки не понимают тех, для кого игра – не самое важное в жизни.
А жизнь – это что-то, что включает в себя смерть.
Лола не была склонна к депрессиям, как обычные рядовые подростки-самоубийцы, про которых любят болтать «специалисты» по телевизору и не только. Она просто сильно уставала от того, что почему-то притягивало всех людей, во что её тянула жизнь и куда, отучившись, ей, скорее всего, предстояло окунуться.
Лола сделала шаг и зависла над пропастью. В этот раз всё будет по-настоящему. Прохладно. И страшно внутри.
-Амэ… - позвал тихий голос. – Варп готов, а следующей ночью будет ливень, ты ведь знаешь – спящие люди чувствуют дождь, опять попадем в какой-нибудь мрачный унылый и депрессивный мир, новый Линкинпарадиз, Планетарный Матан или вообще Алисины заскоки на тему «всеобщего счастья» и «дружбы охотника с жертвой», И.О. Антихриста блин.
Лола обернулась. На пустой крыше, а точнее частично в ней – на десяток сантиметров внутрь покрытия – лежал огромный катамаран невероятной конструкции. К звездному небу раскручивалась спираль зеленого цвета, она вращалась как-то не так – Лола даже не понимала, вращение ли это? Концы двойной спирали из света исчезали в пустоте, но Лола не могла понять – где именно, просто стоило чуть сдвинуть глаза – и спирали нет вообще, а если снова посмотреть на катамаран – она становилась видна.
Амэ, девочка, к которой обращался мальчишеский голос, сидела рядом на краю и, свесив ножки, болтала ими. Лола могла поклясться, что мгновение назад тут никого кроме неё самой не было.

Посреди банкета Даша захотела в туалет. Зайдя в чужую комнату чужого дома одна, чувствуя этот странный запах (неужели его не чувствуют взрослые?) Даша стала разглядывать раковину, шкаф и стоявшие на нем предметы. Когда девочка повернулась к зеркалу спиной, по нему прошла муть. Больше Даша ничего не чувствовала маленькую вечность. А когда открыла глаза – лежала в комнате наполненной режущей глаза тьмой. Наверное, это следует назвать светом, но у Даши были иные представления в свои шесть лет о свете. Вокруг сновали фигуры.
Тела Даша не чувствовала, а когда взглянула вниз – поняла почему. Её голова висела на тонкой нитке из длинных волокон. Позвоночный столб был удлинен и касался ярко-темно-белого пола. Внизу были разложены органы девочки. Она с интересом стала разглядывать их, чувствуя что-то странное внутри себя.
Потом поняла: возвращался страх, а вместе с ним пришла и боль.
Такой боли она не испытывала ни разу в жизни. Но кричать Даша не могла, уже не могла. Ей словно отказали в этом. Она пыталась шевелиться, чтобы прогнать боль, но и в этом ей отказали.
«Меня забрали страшные черти», подумала Даша. «Теперь меня замучают в аду…»
Существа поняли, что с ней что-то не так и перед Дашей выросла фигура. Он был страшный и изысканный, этот черт, у него были рога и хвост. Хвост начинался у шеи, сначала Даша подумала, что это косичка, только из стали, потом поняла – это такой хвост, ведь он им двигал как рукой.
Фигура сняла Дашу со «стенда», на котором она лежала и уложила вниз, в кучу органов, из которых Даша когда-то состояла. Даше хотелось плакать.
Что с ней делали дальше, Даша не расскажет никогда и никому. Наверное, в конце её начали собирать, но до этого было еще что-то, оно было отвратительно вульгарным и совершенно не шло маленькой девочке. Когда Дашу снова собрали, то она поняла, что не одна. В Даше было две Даши, Даша номер один и Даша номер два. Вторая Даша была совсем не Даша, но отзывалась на Дашу, пыталась думать как Даша и слишком высокомерно решала все за неё.
Вторая Даша двигала руками Даши и ногами Даши, смотрелась в зеркало и чесала быстро затягивающиеся шрамы. Вторая Даша дала первой по башке, так что первая чуть было не исчезла вовсе и, потрясая у неё перед носом кулачком твердо заявила, что пока та не поклянется ей в вассальной верности – да так именно и сказала – назад, домой они не вернутся.
И мама никогда не увидит никакую из Даш!
Дашу снова разберут на органы, которые будут изучать по отдельности. Вторая Даша сказала первой, что говорить первая Даша уже больше не сможет никогда, но думать – пожалуйста. Потом вторая Даша, видя, что первая её боится, смягчилась и как-то даже слегка удрученно запутанно невнятно смущенно сказала, что без помощи первой Даши в качестве учителя на первых порах на Гайе ей не обойтись.
В этот момент Даша за номер один почувствовала ко второй странную симпатию, почти любовь, как между мальчиком и девочкой.
И согласилась.
Тогда вторая Даша сказала от чистого сердца и с легкой тревогой, что первая Даша просуществует от силы полгода, а потом исчезнет навсегда. Любовь ко второй Даше разгоралась с такой силой, что за всевозможными фантазиями о том, как они вместе будут наслаждаться и играть Даша настоящая не то, что не поняла – даже не услышала этого. Она просто мысленно кивала головой.
Вторая Даша неуверенно взяла и поцеловала свое отражение.
Даша очнулась в туалете. Закончив свои дела и вымыв тщательно руки, чего раньше никогда не делала, Даша вышла к ужинавшим.
Она улыбалась.
Даша поняла, что больше никогда в жизни ни о чем не будет волноваться.
-Я лучшая из Даш!
Воскликнула она, уперев руки в бока и вызвав хохот за столом.
***
Даша с матерью вернулись домой. Едва переступив порог и сняв обувь, мать взъерошила волосы на голове у дочки.
-Вот видишь, все было не так страшно.
Девочка чисто и искренне улыбнулась матери, и у той на душе стало легче.
Конец.

Высоко в небе сияли россыпи звезд.
-Как много… - шепнула мне девочка с каштановыми волосами и карими глазами, полными бездны – бездны из самых теплых звезд. – Боже, я чувствую миллиарды миров, глядящих на нас. Кен – ты это видишь?
Мальчик поднял свою взлохмаченную голову и неотрывно смотрел туда же.
-Это так странно, Кен, раньше я никогда такого не чувствовала.
Я присмотрелась к ней. Девочка мне нравилась, а мальчик был смутно знаком. Меня тянуло из этого состояния, которое краешком сознания определилось как сон, словно щипали за руку. Однако – я оставалась, пока не думала не думать о том что сплю.
-Это потому что мы были там одни. Весь космос мертв и существовал лишь в воображении человека. Тогда, отчаявшись, люди породили Матан, и он преобразовал Землю и все прочие планеты солнечной системы, отправился к звездам и долго искал там жизнь. В конце он мог копировать галактики. Это было та самая древняя, нравившаяся фантастам «телепортация», если конечно оригинал уничтожить после копирования.
-Но что изменилось?
-Все. Другая сингулярность. Живой космос. Мне одно лишь интересно – что норма, наш мир или этот. Вначале я решил, что наш мир был каким-то дефектным, Мадока подтвердила иначе. Я думаю это причина сотворения Матаном материальной бездны. Мир-зоопарк. Мир, в котором все так, как и должно было быть в сознании людей.

***

В классе учились две девочки. Одна жила как хотела, в Менсе состояла, решала в уме уравнения супертеории струн и извлекала квадратный корень из сто двадцатизначного числа. Вторая склеивала танчики. Все считали первую гениальной, а вторую больной. Но первая не считала себя гениальной, считала всех людей выродками, которым дорога в термоядерную печку, но считала вторую слишком одаренной для этого мира. Поэтому убила её и отправилась в колонию. Когда у неё спросили:
-Почему ты это сделала?
Та ответила:
-Никто не понимал её танчики лучше, чем я. Выродки, где на вас печь?!
-Строим. – Утешили её люди, потирая ручки. – Почему ты убила свою одноклассницу, девочка, она была тупой и болела с рождения?
-Когда построите для себя печку – скажу!
Решили люди, что не добьются от неё ничего, отправили ей в интернат с колючей проволокой и забыли. И через три года нечаянно себе печку построили. Зашел ангел в интернат, ходит – ищет девочку. Она сидит под кроватью и клеит танчики.
-Тут вопросик неразрешенных. – Сказал ангел. – Ты как я понял – та девочка, и все еще не въехала в тему – мир сгорел дотла, ты проснулась на том свете, и вот здесь, в метре от БОГА ты клеишь танчики.
-Клею. – Сказала на то девочка. – Брысь никчемность.
Ангел достал танчики и растоптал их.
-Девочка. Ты у Христа за пазухой, почему ты клеишь танчики, когда с тобой слуга господа разговаривает?
-Вы выродки. Скоро вы сотворите себе печку. И Бог ваш сгорит, и вы все ангелы сгорите дотла!!
Скину девочку в ад чертям на посмешище ангелы вытерли руки об руки и забыли о девочке.
Через три вечности сгорел рай дотла.
-Ты та девочка, что послала Бога на три буквы и он сгорел дотла вместе с раем во царствие своем? – Спрашивали её черти и плясали вокруг девочки.
-Уй как вы мне все надоели!.. – Схватилась за голову она и стала рвать челку. – Горите, горите, ГОРИТЕ!!!

Re: ***

Милла скучала на уроке. Ей приснился Ад. Там все совокуплялись и мочили друг дружку как в Дьябло, НВН, Готику или Л2. Ей сказала, что Миллу там ждут, так как она за свою жизнь двадцать три тысячи раз убила человека и сто тысяч раз – получила удовольствие от убийства врага. Даша любила компьютерные игры. Милла была сестрой Даше. Милла обожала их. А еще Милла триста раз фантазировала на тему мальчика плюс мальчик, четыреста – девочка плюс девочка, сто тринадцать – Милла плюс мама, неисчислимое число раз – Милла и сестра Даша. И вообще мила была фантазеркой, обожала гуро, мастурбировала на рисунки красиво расчлененных детей и числилась в ТОПе Ада, на шестом месте. Гитлер был на сто тринадцатом, а Чикатило – двести тысяч двадцать восьмой. В общей сложности Милле насчитали больше миллиона фрагов с удовольствием и возможной впоследствии сладостной мастурбацией, а Гитлеру всего-то четыре тысячи, и без сладостной мастурбации, ведь Гитлер лично убивал мало, его любили и он не получал от этого удовольствия.
Милла проснулась, и от неё шел пар. Перед Милой распиналась добрая учительница. Когда Милла взглянула на учительницу – в ад отправилась учительница, но не Милла. А Милла прожила долгую и нудную жизнь, её все возлюбили, и она отправилась в рай.
Милла сидела на уроке в раю и слушала нудного херувима. Она поняла, что такое абсолютно бессмысленная и беспощадная Божья справедливость.

Идет Гпрсйххрий по рправг а под ртар девочка клеит танчики.
-Ркрол плеёх. - сказал Гпрсйххрий.
-Че? – Не поняла девочка.
-Моя говорить – ты забыла, что ада больше нет и тебя некому терзать насиловать и не давать тебе клеить танчики.
-Ну, я же клею. – Мрачно исподлобья смотря на чудоюдо, молвила девочка.
-Моим собратьям из перпендикулярной роаи… фр мр… фу, непереводимо на ваши мысли из пгри короче хотеть понять – что ты клеишь эти дпрм, фу – долбанные, долбанные танчики!
-Моя твоя не понимать – иди отсюда, пока и вы не сотворили себе печку, куда-нибудь еще скинув или упрятав меня.
-Ах, вот, вот оно что. Теперь мне понятны странные аномалии в развитие людей! – Обрадовался необъяснимый.
-Че? – Хмуро взирала на него из-под челки девочка.
-Все, все понятно! Только одно я не понимать – зачем ты клеишь эти танчики?
-Про девочку понял, одноклассницу мою?
-Понял!
-Про меня все узнал из памяти моей?
-Ой, узнал, ой!
-Тогда чего спрашиваешь?
-Не понимать… - Развело руками не пойми что.
-Танчики. – Ответила девочка, смотря неподвижно темными глазами с темными кругами из-под темной челки. – Клею.
И тишина. Только картон для танчиков респится и шуршит, а вокруг вращается не пойми как не пойми куда-то что-то.
-Так объясняю для тупых. Еще раз. Меня там за умницу считали, потому что им нравилось, что я делаю. Её считали дуррой, потому что это никому не было нужно. Не доросли еще, они, бог их недо, все его недоангелы, недочерти и недовы… как вас?
-Фрапгрпиовл…
-Ясно. Та девочка была слишком талантлива для их мира и поставила себе невыполнимую задачу. Абсолютно невыполнимую. Только я одна из всего их мира смогла оценить её талант, и мне стало жалко ей. Так? Въехал, осьминожка?
-Клеить танчики так сложно? – Удивилось непонятное существо.
-Ты – кретин! Ты и твои сородичи построят себе…
-Тихо-тихо! – Замахало тентаклями чудо жуткое. – Не гони пургу, сейчас мы во всем разберемся. Моя почти въехало в танчики. Грокнуть не могу.
-Грокнуть не можешь?
-Не могуть. – Развело оно щупальцами.
-И я не могу. Потому и клею.
-Не получается?
-Да итить! Ты попробуй! Я же говорю – слишком. Понимаешь – запредельно. Ты можешь увидеть связь моих танчиков с… и они не могли, и бог их не мог, а она могла!
-Она хотела построить много танчиков, чтобы все вселенные не горели в печках?
-Во. Хоть что-то поняла недокреветка. Она была настолько гениальна, что только я смогла это заметить, как муравей не видит дома, он думает – это часть земли и в чем-то он прав. Она могла бы не уравнения в уме решать и клоуном работать на потеху толпе – она могла бы сделать всех землян счастливыми, подарить им рай на земле, но они все равно достроили бы свою печку. Поэтому она клеила танчики – не от безнадеги, просто слишком большую, неподъемную задачу себе поставила и шла прямо курсом сжав зубы, я не смогла бы на это смотреть. Эх, все равно грок слабый получается, далеко тебе еще пока до грока клейки танчиков – тренируйся на кошках, проектируй свою печку и не мешай мне клеить танчики, Ктулху-фхтанг-мать-твою упал-отжался!!!
И Гпрсйххрий начал отжиматься, дивясь странной людской молитве древнего мира. А девочка продолжала клеить танчики.
-Ктулху отжимается раз! Ктулху отжимается два! – Твердил Гпрсйххрий рокотом прибоя.
-Все вселенные в итоге горят в печках. Всегда горели. Им так лучше, наверное… – Шептала Алиса. – Вот тут Ктулху отжимается справа от меня. Он понимает, чем занимаюсь тут я? Вряд ли – для него это религия пращуров. У каждого – своя печка и каждый строит её сам. Все всё забыли, исчезнув. А я одна как бака клею танчики, чтобы это прекратить?
Но танчики клеить она не перестала.

-Ну и что – сектанты. Все – сектанты. Когда-то и секта Христа затерялось среди тысячи себе подобных, её даже забыли упомянуть, когда в свое время делали перепись всех сект, ждавших миссию и веровавших в Единого! Каких только символов тогда не ходило – от якоря до солнца и все – хотели единого.
-Весьма вероятно, что объекты религиозного, морального и эстетического чувства также принадлежат лишь к поверхности вещей. Тогда как человек склонен верить, что, по крайней мере, здесь он прикасается к сердцу мира. Его обманывает то, что эти вещи дают ему такое глубокое счастье и несчастье, и он обнаруживает здесь, следовательно, ту же гордость, как и в астрологии. Ибо последняя полагает, что звездное небо вращается вокруг судьбы человека; моральный же человек предполагает, что всё, что дорого его сердцу, должно быть также существом и сердцем вещей.
-Ох, мой дорогой Ницше. – Молвил Бака. – Сие изречение доказывает лишь одно – человек тот же маятник, и его так же качает. Жили бы вы в наше время…
-Но я живой! – Воскликнул Ницше.
-…вы бы увидели своими собственным глазами, как все чаще ученые мужи находят парадокс лжеца в мире отличном от абстрактной математики – в нашем мире.
-Но я ЖИВ!!! – Вопил Ницше. – Это Бог - Умер!
-Ницше – Умер. – Констатировала правая лапка Карри. На мгновение над воображаемой куклой разлилось неземное сияние. – Ибо я есъм Бог.
-Разошлись во мнениях, да. – Мяла губу Карри. – Что-то мне подсказывает, что остальные подобные Ницше системки согласятся с надсистемой по той простой причине, что она скармливает им информацию и только.
-Что ты делаешь? – Амэ заглянула через плечо к Карри.
-Пытаюсь расписать теорию игр для двух систем, каждая из которых считает, что система-оппонент умерла, но при этом одна система включает другую. Если взять за свойство факт – несколько взаимоисключающих состояний могут существовать одновременное, получается интересная конструкция.
-Ницше жив?
-Ага. – Шепнула лапка-Бака. – При условии что Бог именно – умер. Но так как тот и умер и не умер одновременное – то Ницше не рождался. Но так как мы его помним – Ницше умер до рождения Бога, а так как любой человек мог быть при случае Ницше – все, что остается человечеству – родить в итоге Бога. Иначе оно докажет самому себе, что никогда не существовало изначально. Я думаю, в конце станут рождаться одни Ницше ибн Садако. Весело, правда? А еще эти гадкие тахионы и гробницы времени…
-Вы бредите. – Авторитетно заявила вторая лапка чужим, незнакомым Амэ голосом. – Я вызову санитаров, я думаю – это мозаичная термоядерная шизофрения. Все ваши высказывания не имеют логической связи, причины и следствия – связь разорвана – как вы мыслите? Как вы собираетесь свои изречения доказывать всем прочим?
-Не в вашем времени. – Обиделся Благородный Олень. – Жить в нем, довольствуясь лишь объяснимыми вашей логикой причинами и следствиями так скучно. И никому я ничего доказывать не собираюсь – на то я и Благородный, что Олень. Олени не доказывают обезьянам! Бака!
-Я ненавижу обывательщину гораздо больше, чем грех! – Вставил свои пять копеек Ницше-шредингер-Садако, но контроль над левой лапкой Карри тут же вернул мрачный незнакомец.
-Сам ты бака!! – Громогласно рычал он.
Когда к ним зашел Кен, вернувшийся из клуба «Метро», он увидел замечательную картину:
Амэ и Карри сидели, скрестив ноги, и общались при помощи согнутых в знак защиты от зла пальцев рук. Причем у Амэ чревовещать не получалось, она просто меняла свой голос, а Карри каждые пять минут начинала задорно хохотать.

Тараканьи бега.

-Я тогда обнимала девочку. Вроде, - Амэ дотронулась до подбородка, - её звали Нина. Она первая показала на небо и сказала таким странным зачарованным голосом: «смотри, Дракон ест Луну!»
-Дракон?
-Я увидела, как огромный зверь пробивает луну насквозь, на вылет – потом то, что от неё осталось, падало на землю. Не иначе, ведь я снова лицезрела темноту, прежде чем очнуться в постели.
-Так это был сон?
-Много, много снов и не снов. Тебе сейчас это трудно объяснить, но я была больна. Болезнь каждый раз относила меня обратно на два года, и я просыпалась в постели, в то время, как должна была умереть.
-Вроде ты прожила 2013й несколько раз? – Подняла челку левой рукой Люси. Не особо вслушиваясь в разговор, она грузила «банановые» ящики – стоил отпустить такую штуку, как она медленно, но уверенно погружалась под землю, плотность в семь раз выше свинца, что поделаешь.
-Несколько тысяч раз. – Посмотрела в темноту прошлого Амэ. – Я все никак не могла совершить то, что хотела, и мир забирал меня с собой, погибая каждый раз по-другому. Триша не знала, а Чарли твердила – упрямая ты, ошибка ты.
-Ты окончательно испортила себе карму тогда. – Вздохнула Люси. – Как хорошо, что эти миры позади, вся ненависть человечеств прожигала бы обшивку Софионы. Помню, ты была в ТОПе Ада, вроде – триллион укокошила лично за одну прожитую жизнь? Меф ржал, выпучив все четыре глаза через сжавшие лицо пальцы. Я давно его таким не видела – просто чокнулся Мефик от счастья. Все ждал тебя. Бедный.
-Я ей сказала тогда: призрачный Дракон пытается поймать Лунного Волка.
-Призрачный?
-Кто-то считал, - Амэ снова апатично посмотрела на небо, которое жгли четыре разноцветных солнца. – Вроде Вита или Тикки. Тикки отправлялась в ад каждый раз последней.
-Тикки – это с тетрадкой? – Осведомилась угрюмая Люси, Лола с ужасом смотрела на висевший рядом с ним банановый контейнер, удерживаемый Люсиным вектором – вот урони она его сейчас и от Лоли ничего не останется.
-Ты помнишь её!
-Ну, в общем – да. – Безо всякого энтузиазма согласилась Люси, и бросила «банановый» в содрогнувшийся корпус увязшей в песках Софионы.
-Он его поймал? Что за Волк?
-Вероника.
-А помню – эти лапы. Когда на остановке – я чуть не чокнулась, увидев девочку с трехметровой стальной волчьей лапой.
-Они доставали куда угодно.
-Вероника – оборотень?
-Не уверена, но волки считали её за свою. А еще она очень оскорбилась, когда увидела как шевалье Лизы, обернувшись Драком, перепрыгнул на Луну. Огромный, с Земли видно невооруженным глазом.
-Наследственные владения – как-никак.
-Да это было подло.
-Тикки считала – двадцать секунд летел. Она тогда сказала – скорость у Дракона минимум одна двадцатая от световой. Он нематериален, а материальным становится только для нанесения удара. Я тогда подумала – во сейчас будут махаться на релятивистских скоростях. А потом об этом сложат легенды, и после конца света пройдут века, будут сидеть мудрые индейцы и рассказывать своим радиоактивным скво как тысячу лет назад Лунный Волк и Призрачный Дракон рвали Сырную Луну на части и потом её осколки упали на землю – так зародились первые Индейцы Апокалипсиса. Все там разнесут… так и вышло, наполовину, конечно.
-Что весь город стоял и смотрел, как Дракон ест Луну?
-Ну да, пока на них кусок Флориды, вырванный при толчке тем Драком, не грохнулся с неба обратно на землю. Так и не преодолел притяжения земли, а Луна когда-то смогла.
-А что было потом?


Edited at 2012-01-24 01:36 (UTC)


-Для меня – темнота. Не помню. В следующий раз я дала Веронике по башке и заказала кидаться на шевалье Лизы. Дети, блин. Они что не видели Нибиру?
-Ну, просто планета – подумаешь, еще одна в небе.
-Нет, ты посуди – там все Маги, а половина Сорока Семи полезла махаться с Лизиными шевалье.
-Дети.
-Это была в шестьсот какой-то там конец света. Но и в следующие сто они так и не поумнели. Я думала, что сойду с ума.
-Ну да – они-то в отличие от тебя ничего не помнили.
-Жесть.
-Для них это было каждый раз в первый раз.
-Я не поняла – для кого?
-Для Чудовищ. Амэ – ты совершенно не умеешь рассказывать!
-Я такая. Лизины шевалье ставили палки в колеса, «они просто веселились гады, в то время как с таким трудом собранные Сорок Семь пытались хоть что-то сделать. Ненавижу эти наглые ехидные веселые рожи» – сказала бы Флора. Один раз кого-то из шевалье переклинило, и он создал на орбите Земли черную дыру. Ты представляешь – наша планета сразу перестала вращаться.
-Это называется – остановите Землю, я сойду.
-Нас всех подняло в воздух и последнее что я помню – искрящаяся улыбка пронесшейся Мантикора Мари и приближающийся с востока грозовой вал из воды, земли и того что когда-то было на ней. До небес. Земля-то остановилась, а то, что было на ней – продолжило двигаться. Нас просто смело, увы.
-Вы хоть раз добрались до магов?
-Я… не помню. Нелу. Его гомункулы, Люси ты их помнишь?
-Жадность помню, он никогда не давал своих людей в обиду, говорил, что те принадлежат ему до последнего уголка души, и за каждую каплю их крови он потребует с нас бочку, глупец. Гордость и его брата-доппельгангера, теневого близнеца Гордыню, что вечно прятался в тени – надо было видеть как тьма с оскалами, полная презрительных глаз поднимается из тени этого мальчика, да всю Великолепную Семерку помню. Похоть первого поколения – кровавый прилив из тридцати миллиардов совокупляющихся тел трудно забыть, а еще труднее переварить. Из второго поколения помню Счастье, миры, где оно побывало забыть невозможно – эти шары из мяса, утонувшие в Солярисе, смотреть на их Счастье и полнейшее взаимопонимание со стороны было жутковато, но я не сомневалась уже тогда – они воистину счастливы навсегда. Правда, мне хотелось ими удить в ЛСЛ свои фантазмы, но это же аморальнее CP, я права? Помню Доблесть и Отвагу. Сколько же их было разных! Нелу считал Алису гомункулом Катарсис, одиннадцатой сфирой Сефирота, Ключами Знания, которыми он отворит Дверь Истины. Но та сбежала из тела Аделир и переселилась в Кэролл, что воспитывала семья Ноя – так Страруда стала её. Аделир досталась Нелу как Катарсис, надеюсь, он остался доволен.
-Гомункулы сожрали почти все альтернативные истории и Бог заболел. Нелу сказал, что Маги обязательно попробуют Бога вылечить. Так и случилось. Маги вытянули Нибиру из-за солнца с такой скоростью, что планета выросла за несколько минут, буквально у нас на глазах. Не меньше половины от световой.
-Из-за солнца?
-Они там прятались от земного бога, ну человечества, по сути – от Земли. Наблюдателя второго порядка там, или как они его сами называли, а Старуда на Темной Луне пряталась от Солнца, вращаясь так, чтобы Земля постоянно оставалась между вторым спутником нашей планеты и Солнцем. Там никогда не всходило Солнце, никогда не наступал день, Темная Луна – обитель вечной ночи и пристанище ночного народа. Маленькая, но полая внутри, эти Ветряные Мельницы Камарильи я не забуду никогда, хоть они и рассекали безвоздушное околоземное пространство…
-Настоящему мужику – как и вампиру – воздух не нужен, говаривал отец Кена. Gar!!!
Люси забросила последний «банановый контейнер» в Софиону. Лола зажарилась на свету всех этих пустынных солнц и отказывалась подавать признаки жизни. Кена все не было, а Амэ задумчиво удила песчаных скатов. Корпус Софионы нагрелся настолько, что будь он покрашен – пошел бы волдырями. Но он не был покрашен, зато шла волдырями кожа от прикосновения к нему. До вечера еще было далеко, четыре близкие и ненасытные звезды, водившие лесбийский хоровод вокруг общего центра масс, никак не хотели расходиться, или хотя бы милосердно заходить за кромку горизонта еле-еле вращавшейся планеты земной группы GainaX.

Ммм, интересно, надеюсь что продолжение будет)
Понравились строчки про хиппи и врачей, весьма правдивые должна признать.
Фантастику бы вам писать как профи, это дело.

Будет, спасибо-ня >_~"
Ой, забыла сказать: весь ужас нямпира в том, что при намокании он делится-десу о_О Причем сначала делится скелет, собственно многохвостые нямпиры будут определены как демоны псевдояпонской мифологии. Скоро весь Доппльгангер будет в парящих нямпирах и во избежании провоза опасного биологического оружия на одну серию введут карантин О_о" такие дела x_X

(без темы) - (Анонимно)

> Рей-всегда всегдущая!К запаху луны ведущая!
«
Там, на высях сознанья — безумье и снег,
Но коней я ударил свистящим бичем,
Я на выси сознанья направил их бег
И увидел там деву с печальным лицом.

В тихом голосе слышались звоны струны,
В странном взоре сливался с ответом вопрос,
И я отдал кольцо этой Деве Луны
За неверный оттенок разбросанных кос.
»
— Н. Гумилев
~_~ Богиня покажет как... >_~

(без темы) - (Анонимно)   Развернуть  
Невинноубиенная Сибо отжигает в Александрийской школ

Гипатия Сибо среди вечно спорящих мракобесов и смотрит на них как на сами знаете что
La_scuola_di_Atene Cibo vs Lain

А вот тут вот http://arisaleeloo.wordpress.com Алиса с Леной теперь живут ^_^ (у них там два десятка блогов по видимому)

Edited at 2014-04-21 07:30 (UTC)

Страница 1 из 2[1][2]