?

Log in

No account? Create an account
Тех Марико
mariko_26_11
.:: .::.:.
Тех Марико [userpic]
Чудовище из холодильника.

«Астровитянка» напоминала слегка смятую баночку из-под колы. Она была грязной тёмной, словно её изваляли в земной грязи, перед тем как забросить в космос. Впрочем, её никто в космос не кидал – такую махину не поднять обычным способом. И необычным тоже – «Астровитянку» сварили прямо на орбите из скопившегося материала, оставшегося от прошлых строек и не только них. Почти не освещенная с обратной от солнца стороны, станция казалась скоплением металлических конструкций – остатков старых судов и прочего мусора. По сути это было кладбище космолома обжитое космобродягами.

Давным-давно в далекой-далекой галактике – лет пятьдесят назад, если быть более точным – на Земле жила, курила траву и размножалась, процветала короче субкультура, именуемая в народе хиппи. Потом они ушли, спрятались и вернулись как хипстеры, чтобы снова впав на десяток лет в розовую спячку обрести, наконец, долгожданную свободу напополам с окончательным просветлением в космосе.
Изнутри это был тот еще гадюшник. Впрочем, Леви с Арисой нашли его вполне милым. Центр станции был полый и то, что в нем размещалось, оправдало самые смелые ожидания Леви. Ожидания в планет возможностей экспорта. Еще бы – такой оранжереи позавидовал бы Толкиен!
Флора, что тут произрастала, стремилась выбраться за пределы станции и полакомиться солнечными лучами, радиацией, давлением близким к полному вакууму, жуткими перепадами температуры и прочими прелестями жизни. Даже отсутствие кислорода не заботило этого зеленого монстра. И странный смятый бок станции говорил о том, что та скоро окончательно развалится, выбрасывая из себя бесполезные «семена», которым не суждено долететь отсюда никуда. Впрочем, не он интересовал капитана Доппльгангера.
Фауна, что жила в «симбиозе» с местной флорой не могла потреблять того количества пятилиственного бога Джа, что выращивала и хотела наладить экспорт. Мысль дикая и заманчивая одновременно.
В тот «вечер» они видели, как огромный кусок Флориды откололся и сполз в море. Это было похоже на…
Впрочем, Арису так и не решила, на что же это похоже. Она просто смотрела, и вместе с ней смотрели все. А потом была церемония приобщения к Зеленому Братству.
Вот тут все забыли и про Флориду, где кроме Клиффорда и его лучшего друга детства Роба никто и не бывал, и про Землю – даже про патруль вездесущий забыли. Зеленое Братство оказалось очень пестрым и дико, просто до неприличия гостеприимным. Курили все, курили всё. Все днище «баночки с колой» представляло собой огромный рефрижератор от поврежденного и кое-как залатанного грузового судна.
Бланш бродила по нему в одиночестве как неприкаянная всю двадцатичасовую оргию. Когда её нашли – всю замерзшую и такую довольную – оказалось, что там живут странные коты. Никто на станции их никогда не видел, но у всех регулярно пропадала: то еда, то трава, то другие столь необходимые настоящему космонавту вещи.
Бланш притащила одного кота под лучи света искусственного, и оказалось, что помимо зеленых светящихся глаз у него есть и прозрачный, похожий на пряди медуз мех. Кот оказался вампиром и, присосавшись к плечу Леви, напился вдоволь черной пиратской крови. Все это сопровождалось молчанием команды и криками: «гип-гип-ура!» гостеприимных туземцев. Леви требовала пистолет и грозилась устроить резню. Кот сладко посапывал, прилипнув к плечу. Рука Леви стала как тряпка и, смеясь как сумасшедшая, мускулистый капитан терлась им об трубу. Не сразу, но по лицу, выражению лица Леви все поняли – кот что-то впрыскивает в её кровь. Очень скоро Леви полюбила кота-вампира и даже отказалась оставлять его туземцам с Астровитянки. Так экипаж прибавил еще одним жадным до еды ртом.
Арису тоже хотела себе такого кота, но, сколько они с Бланш не бродили по рефрижератору – кота не нашли. Бланш сказала, что Арису отпугивает котов.
Арису стало очень грустно.
И она полезла на дерево.
-Ариса, не лезь, не надо! – Крикнула ей своим фирменным шепотом Бланш, но Арису её не послушала. К тому моменту она уже скрылась в ветвях трехсотметрового непойми-чего. Для того, чтобы вы могли представить себе всю сложность этого восхождения, Арису скажет вам, что при 0.1g ось вращения станции совпадала со стволом дерева. То-то же…
Попрощавшись с гостеприимными наркоманами, члены Черной Лагуны, владевшие Доппльгангером, сошли с лунной орбиты и через три дня вышли на орбиту Земли. Арису все это время тестировала полюбившегося Леви нямпира, его водобоязнь, его солнцебоязнь, его шумофилию и по какой-то странной, непостижимой причине чувствовала – этот каприз капитана им еще аукнется. Впрочем, Арису было до какой-то степени чихать на судьбы мира и его наполнения, включая ближайшее окружение Арису и собственно её саму.
«Я куплю наемника и ракеты», так сказала Леви, когда отправлялась на Землю вместе с механиком Робом. Помимо торпед много чего нужно было купить. А когда они вернулись с ними было существо о красных глазах, кукольном лице и синих волосах в каре – космодевочка почище ИИ Астра, она была очень культурной и поприветствовала всех поклоном.
-Знакомьтесь, это Рей она теперь с нами! Правда, прелесть? – Радостно заявила Леви, она еще вздрагивала после шопинга, видать что-то выбрасывалось ей в мозг. Вся команда на орбитальном модуле Доппльгангера смотрела на новенькую весьма хмуро. Роб старался не попадаться на глаза – наверняка его уговорили не вмешиваться в лихорадку шопинга капитанские жидовские дезет иглы, изготовленные специально для охоты на пикирующих бегемотов – 12.7мм с сердечником из закаленного карбида вольфрама – это вам не шутка!
-А где ракеты? Наемник обещанный, где все?
-Но это же РЕЙ! – Леви сияла как лампочка неоновая в Австралийской Волшебной Стране Смертников. Туда её команде и хотелось отправить на потеху зажравшемуся земному обывателю… но вот если бы не пустынные орлы поблескивали черепами со скрещенными сами знаете чем (саблями) в кобурах под мышками Леви. Капитан была на земле своя, хоть и разыскивалась там, куда ZOG еще не протянула загребущие лапы. Наполовину еврейка, наполовину русская, с плечами как у мужчины, руками силушки богатырской и оскалом старой волчицы – Леви было лет двадцать пять, но она многое повидала, Арису чуяла, что её уже не перепрограммировать.
-Нет ракет? Даже – дешевых? – Клиффорд покачала головой – врачу нужны были эти ракеты позарез, а как же! Арису разглядывала новенькую вместе с Ленор, тыча пальцами в кожный покров и щупая интересные для изучения места, а Клиф достал свое блестящее от неупотребления оружие, наверняка готовился стреляться с новенькой. И все-таки – зачем ему ракеты? Глупость. Хотя да, чем больше ракет, тем меньше ему работы…
Все врачи – бездельники. Особенно – хирурги. Еще они любят искать мораль и философию в отсутствии стремления работать. «Ведь, правда?», вопрошала Арису у потолка.
-Тело как у настоящей девчонки. – Вероника Бланш мяла руками груди Рей и вытянув её молочную и тонкую руку – двигала в суставе, словно руку куклы, а сама Рей выглядела порядком ошарашенной и вместе с тем такой спокойной. – Она органическая? Это что – венец экспериментов Ковчега дорвавшегося до человеческого генома своими жадными жидовскими лапами ZOG?
Леви гордо краснела. «Радостная вся такая за свою новую игрушку, счастливая дура – наш капитан…»
-И так вместо обещанного и остро необходимого всему экипажу наш капитан на наши же деньги приобрела себе секс-куклу?
-Я не кукла. – Апатично возразила Рей сладким и бархатным – словно ветер по траве у дома – голосом.
-Но секс. – Прикрыл один глаз Клиф и убрал свой чудовищный nitro express .700 «триган» с надписью «Born to kill» на псевдо мертвом и запрещенном ныне повсеместно английском обратно в кобуру. Арису переводила взгляд с его значка пацифиста на груди к круглым желтоватым очкам, от них – к светлой луковой шевелюре, кобуре огромного револьвера, способного стрелять в открытом космосе и обратно к ярко-голубым и открытым, таким добрым глазам. Клиффорд. Чем ему так не понравилась Рей?
Кукла как кукла, в Ковчеге таких тысячами создают и распродают оптом и в розницу. Ариса перевела взгляд на лицо Рей, нащупала глазами код на её груди и разглядела рядом маленький, но злобный значок копирайта. Рядом было написано «модель: Богиня, линейка: Рей; углерод, пятидесятипроцентная Лилит, три года гарантии!» и обрезанный фиговый листок NERV-ных задротов из общества Евангелиона Нового Поколения.
Арису ненавидела копирайты всей душой космопиратки, равно как и то, на чем они от души проставлены. Теперь Рей не нравилась и ей.
-Слушай Леви, это не красиво мы же договаривались, что общие деньги они на то и общие, что общие, а не твои.
-И?
-А ты на них себе куклу купила. В детстве их не было что ли?
-Я не кукла. – Еще более мягко и наивно возразила Рей.
-О боже люди – и это гостеприимство?! – Закричала вбежавшая в кают-компанию Лесли. – Рей, Юки, лапочка, идем от них ко мне в каюту, ну их – они только о деньгах и могут думать.
-А там что? – Бланш показала на ящики, но Леви сделал вид, что ящиков не существует. Глаза Ленор прищурились, словно она хотела взглянуть сквозь упаковку, а потом расширились, словно у неё это и впрямь получилось. Ленор развернулась к умиротворенной земными магазинами Леви и закричала. – Сайори, неужели ты все наши деньги потратила на платья!??
-Не все… еще на Рей хватило. Она окупится, мы же хотели наемника, а у неё три года гарантийного ремонта и вообще – если что заменят на такую же. Вот и будем учить на наемницу. На наемника гарантии-то нет… если Рей вальнут, отвезу обратно, скажу – астероидом мелким прошило, космоломом там, поменяют же!!.
И уперев руки в бока, Леви стала победоносно смеяться, довольная своей хитростью и жаждущая аплодисментов.
-Ты в своем уме, у тебя совесть есть? Девочке лет четырнадцать!
-Восемь хронологических, а биологических так да – второй размер. Но в инструкции по эксплуатации написано – она может менять цвета глаз, волос и самый важный для девочки размер усилием воли, даже забеременеть может, если снять там какой-то защитный предохранитель, в общем – трю жидовское качество, собрана учеными SEELE командой «Трон для Души» в Ковчеге! Ты представляешь себе беременную куклу?!
-Так вы даже не в Австралии садились?
-В Аве, но она – со дна Атлантической Новой Атлантиды. Кстати, на завтра в прогнозе на Аву семь восьмибальных и одно девятибалльное, представляешь? Мы удачно сели и почти удачно взлетели.
-Что значит – почти?
-У нас слегка крылышко погнулось от перекоса термоплитки и Роба тряхнуло – что-то отвалилось, Роберт теперь будет искать – что именно от шатла отвалилось, ты ему поможешь, Арису? Вместе с Хэвок, пора будить эту соню тут пинг до Астры не секунда как на Астровитянке, она поумнеть должна. А я пока платьица примерю к балу в Небесном Ватикане. Ты же знаешь, моя должна отлично выглядеть. Ведь там такой ЗАКАЗ светит!
Уменьшительно-ласкательные в устах волчицы Леви означали, что она чувствует и даже как бы признает свою вину, но не пытайтесь с нею спорить – начнет пальбу.
Такие дела.
-Я и тебе платье купила, розовенькое такое, и полосатые гетры твои к нему подойдут, только вот боюсь, ты слегка подросла. Ну, хоть груди у тебя нет – жать корсет не будет, а вот мне как страдать, представляешь? Пожалей капитана, Ариска!! – Стала тискать её Леви, прижимая к своей полной груди татуированными на Сомали нечеловечески сильными руками.
Враки же! И без покраснения. Леви никогда и ничего не боится, просто купила от балды, для галочки… и чтобы не обвиняли в Эгоизме. К тому же – при чем тут гетры? Или Леви хочет, чтобы в Небесном Ватикане на приеме у Римской Матери «малышка Ариса-тян» танцевала кордебалет?
Арису вздохнула, положила на голову свой допотопный, собранный в корпусе из-под мольберта ноутбук с сонаром и пошла в ангар искать с Робом и готичной Хэвок что же от их шатла отвалилось.





Местонахождение: Сраный Роскосмос
Настроение: accomplished-Чудеса в рефрижераторе...
Музыка: Ариса ноет.
Comments

Посреди банкета Даша захотела в туалет. Зайдя в чужую комнату чужого дома одна, чувствуя этот странный запах (неужели его не чувствуют взрослые?) Даша стала разглядывать раковину, шкаф и стоявшие на нем предметы. Когда девочка повернулась к зеркалу спиной, по нему прошла муть. Больше Даша ничего не чувствовала маленькую вечность. А когда открыла глаза – лежала в комнате наполненной режущей глаза тьмой. Наверное, это следует назвать светом, но у Даши были иные представления в свои шесть лет о свете. Вокруг сновали фигуры.
Тела Даша не чувствовала, а когда взглянула вниз – поняла почему. Её голова висела на тонкой нитке из длинных волокон. Позвоночный столб был удлинен и касался ярко-темно-белого пола. Внизу были разложены органы девочки. Она с интересом стала разглядывать их, чувствуя что-то странное внутри себя.
Потом поняла: возвращался страх, а вместе с ним пришла и боль.
Такой боли она не испытывала ни разу в жизни. Но кричать Даша не могла, уже не могла. Ей словно отказали в этом. Она пыталась шевелиться, чтобы прогнать боль, но и в этом ей отказали.
«Меня забрали страшные черти», подумала Даша. «Теперь меня замучают в аду…»
Существа поняли, что с ней что-то не так и перед Дашей выросла фигура. Он был страшный и изысканный, этот черт, у него были рога и хвост. Хвост начинался у шеи, сначала Даша подумала, что это косичка, только из стали, потом поняла – это такой хвост, ведь он им двигал как рукой.
Фигура сняла Дашу со «стенда», на котором она лежала и уложила вниз, в кучу органов, из которых Даша когда-то состояла. Даше хотелось плакать.
Что с ней делали дальше, Даша не расскажет никогда и никому. Наверное, в конце её начали собирать, но до этого было еще что-то, оно было отвратительно вульгарным и совершенно не шло маленькой девочке. Когда Дашу снова собрали, то она поняла, что не одна. В Даше было две Даши, Даша номер один и Даша номер два. Вторая Даша была совсем не Даша, но отзывалась на Дашу, пыталась думать как Даша и слишком высокомерно решала все за неё.
Вторая Даша двигала руками Даши и ногами Даши, смотрелась в зеркало и чесала быстро затягивающиеся шрамы. Вторая Даша дала первой по башке, так что первая чуть было не исчезла вовсе и, потрясая у неё перед носом кулачком твердо заявила, что пока та не поклянется ей в вассальной верности – да так именно и сказала – назад, домой они не вернутся.
И мама никогда не увидит никакую из Даш!
Дашу снова разберут на органы, которые будут изучать по отдельности. Вторая Даша сказала первой, что говорить первая Даша уже больше не сможет никогда, но думать – пожалуйста. Потом вторая Даша, видя, что первая её боится, смягчилась и как-то даже слегка удрученно запутанно невнятно смущенно сказала, что без помощи первой Даши в качестве учителя на первых порах на Гайе ей не обойтись.
В этот момент Даша за номер один почувствовала ко второй странную симпатию, почти любовь, как между мальчиком и девочкой.
И согласилась.
Тогда вторая Даша сказала от чистого сердца и с легкой тревогой, что первая Даша просуществует от силы полгода, а потом исчезнет навсегда. Любовь ко второй Даше разгоралась с такой силой, что за всевозможными фантазиями о том, как они вместе будут наслаждаться и играть Даша настоящая не то, что не поняла – даже не услышала этого. Она просто мысленно кивала головой.
Вторая Даша неуверенно взяла и поцеловала свое отражение.
Даша очнулась в туалете. Закончив свои дела и вымыв тщательно руки, чего раньше никогда не делала, Даша вышла к ужинавшим.
Она улыбалась.
Даша поняла, что больше никогда в жизни ни о чем не будет волноваться.
-Я лучшая из Даш!
Воскликнула она, уперев руки в бока и вызвав хохот за столом.
***
Даша с матерью вернулись домой. Едва переступив порог и сняв обувь, мать взъерошила волосы на голове у дочки.
-Вот видишь, все было не так страшно.
Девочка чисто и искренне улыбнулась матери, и у той на душе стало легче.
Конец.

Высоко в небе сияли россыпи звезд.
-Как много… - шепнула мне девочка с каштановыми волосами и карими глазами, полными бездны – бездны из самых теплых звезд. – Боже, я чувствую миллиарды миров, глядящих на нас. Кен – ты это видишь?
Мальчик поднял свою взлохмаченную голову и неотрывно смотрел туда же.
-Это так странно, Кен, раньше я никогда такого не чувствовала.
Я присмотрелась к ней. Девочка мне нравилась, а мальчик был смутно знаком. Меня тянуло из этого состояния, которое краешком сознания определилось как сон, словно щипали за руку. Однако – я оставалась, пока не думала не думать о том что сплю.
-Это потому что мы были там одни. Весь космос мертв и существовал лишь в воображении человека. Тогда, отчаявшись, люди породили Матан, и он преобразовал Землю и все прочие планеты солнечной системы, отправился к звездам и долго искал там жизнь. В конце он мог копировать галактики. Это было та самая древняя, нравившаяся фантастам «телепортация», если конечно оригинал уничтожить после копирования.
-Но что изменилось?
-Все. Другая сингулярность. Живой космос. Мне одно лишь интересно – что норма, наш мир или этот. Вначале я решил, что наш мир был каким-то дефектным, Мадока подтвердила иначе. Я думаю это причина сотворения Матаном материальной бездны. Мир-зоопарк. Мир, в котором все так, как и должно было быть в сознании людей.