?

Log in

No account? Create an account
Тех Марико
mariko_26_11
.:: .::.:.
Тех Марико [userpic]
Чудовище из холодильника.

«Астровитянка» напоминала слегка смятую баночку из-под колы. Она была грязной тёмной, словно её изваляли в земной грязи, перед тем как забросить в космос. Впрочем, её никто в космос не кидал – такую махину не поднять обычным способом. И необычным тоже – «Астровитянку» сварили прямо на орбите из скопившегося материала, оставшегося от прошлых строек и не только них. Почти не освещенная с обратной от солнца стороны, станция казалась скоплением металлических конструкций – остатков старых судов и прочего мусора. По сути это было кладбище космолома обжитое космобродягами.

Давным-давно в далекой-далекой галактике – лет пятьдесят назад, если быть более точным – на Земле жила, курила траву и размножалась, процветала короче субкультура, именуемая в народе хиппи. Потом они ушли, спрятались и вернулись как хипстеры, чтобы снова впав на десяток лет в розовую спячку обрести, наконец, долгожданную свободу напополам с окончательным просветлением в космосе.
Изнутри это был тот еще гадюшник. Впрочем, Леви с Арисой нашли его вполне милым. Центр станции был полый и то, что в нем размещалось, оправдало самые смелые ожидания Леви. Ожидания в планет возможностей экспорта. Еще бы – такой оранжереи позавидовал бы Толкиен!
Флора, что тут произрастала, стремилась выбраться за пределы станции и полакомиться солнечными лучами, радиацией, давлением близким к полному вакууму, жуткими перепадами температуры и прочими прелестями жизни. Даже отсутствие кислорода не заботило этого зеленого монстра. И странный смятый бок станции говорил о том, что та скоро окончательно развалится, выбрасывая из себя бесполезные «семена», которым не суждено долететь отсюда никуда. Впрочем, не он интересовал капитана Доппльгангера.
Фауна, что жила в «симбиозе» с местной флорой не могла потреблять того количества пятилиственного бога Джа, что выращивала и хотела наладить экспорт. Мысль дикая и заманчивая одновременно.
В тот «вечер» они видели, как огромный кусок Флориды откололся и сполз в море. Это было похоже на…
Впрочем, Арису так и не решила, на что же это похоже. Она просто смотрела, и вместе с ней смотрели все. А потом была церемония приобщения к Зеленому Братству.
Вот тут все забыли и про Флориду, где кроме Клиффорда и его лучшего друга детства Роба никто и не бывал, и про Землю – даже про патруль вездесущий забыли. Зеленое Братство оказалось очень пестрым и дико, просто до неприличия гостеприимным. Курили все, курили всё. Все днище «баночки с колой» представляло собой огромный рефрижератор от поврежденного и кое-как залатанного грузового судна.
Бланш бродила по нему в одиночестве как неприкаянная всю двадцатичасовую оргию. Когда её нашли – всю замерзшую и такую довольную – оказалось, что там живут странные коты. Никто на станции их никогда не видел, но у всех регулярно пропадала: то еда, то трава, то другие столь необходимые настоящему космонавту вещи.
Бланш притащила одного кота под лучи света искусственного, и оказалось, что помимо зеленых светящихся глаз у него есть и прозрачный, похожий на пряди медуз мех. Кот оказался вампиром и, присосавшись к плечу Леви, напился вдоволь черной пиратской крови. Все это сопровождалось молчанием команды и криками: «гип-гип-ура!» гостеприимных туземцев. Леви требовала пистолет и грозилась устроить резню. Кот сладко посапывал, прилипнув к плечу. Рука Леви стала как тряпка и, смеясь как сумасшедшая, мускулистый капитан терлась им об трубу. Не сразу, но по лицу, выражению лица Леви все поняли – кот что-то впрыскивает в её кровь. Очень скоро Леви полюбила кота-вампира и даже отказалась оставлять его туземцам с Астровитянки. Так экипаж прибавил еще одним жадным до еды ртом.
Арису тоже хотела себе такого кота, но, сколько они с Бланш не бродили по рефрижератору – кота не нашли. Бланш сказала, что Арису отпугивает котов.
Арису стало очень грустно.
И она полезла на дерево.
-Ариса, не лезь, не надо! – Крикнула ей своим фирменным шепотом Бланш, но Арису её не послушала. К тому моменту она уже скрылась в ветвях трехсотметрового непойми-чего. Для того, чтобы вы могли представить себе всю сложность этого восхождения, Арису скажет вам, что при 0.1g ось вращения станции совпадала со стволом дерева. То-то же…
Попрощавшись с гостеприимными наркоманами, члены Черной Лагуны, владевшие Доппльгангером, сошли с лунной орбиты и через три дня вышли на орбиту Земли. Арису все это время тестировала полюбившегося Леви нямпира, его водобоязнь, его солнцебоязнь, его шумофилию и по какой-то странной, непостижимой причине чувствовала – этот каприз капитана им еще аукнется. Впрочем, Арису было до какой-то степени чихать на судьбы мира и его наполнения, включая ближайшее окружение Арису и собственно её саму.
«Я куплю наемника и ракеты», так сказала Леви, когда отправлялась на Землю вместе с механиком Робом. Помимо торпед много чего нужно было купить. А когда они вернулись с ними было существо о красных глазах, кукольном лице и синих волосах в каре – космодевочка почище ИИ Астра, она была очень культурной и поприветствовала всех поклоном.
-Знакомьтесь, это Рей она теперь с нами! Правда, прелесть? – Радостно заявила Леви, она еще вздрагивала после шопинга, видать что-то выбрасывалось ей в мозг. Вся команда на орбитальном модуле Доппльгангера смотрела на новенькую весьма хмуро. Роб старался не попадаться на глаза – наверняка его уговорили не вмешиваться в лихорадку шопинга капитанские жидовские дезет иглы, изготовленные специально для охоты на пикирующих бегемотов – 12.7мм с сердечником из закаленного карбида вольфрама – это вам не шутка!
-А где ракеты? Наемник обещанный, где все?
-Но это же РЕЙ! – Леви сияла как лампочка неоновая в Австралийской Волшебной Стране Смертников. Туда её команде и хотелось отправить на потеху зажравшемуся земному обывателю… но вот если бы не пустынные орлы поблескивали черепами со скрещенными сами знаете чем (саблями) в кобурах под мышками Леви. Капитан была на земле своя, хоть и разыскивалась там, куда ZOG еще не протянула загребущие лапы. Наполовину еврейка, наполовину русская, с плечами как у мужчины, руками силушки богатырской и оскалом старой волчицы – Леви было лет двадцать пять, но она многое повидала, Арису чуяла, что её уже не перепрограммировать.
-Нет ракет? Даже – дешевых? – Клиффорд покачала головой – врачу нужны были эти ракеты позарез, а как же! Арису разглядывала новенькую вместе с Ленор, тыча пальцами в кожный покров и щупая интересные для изучения места, а Клиф достал свое блестящее от неупотребления оружие, наверняка готовился стреляться с новенькой. И все-таки – зачем ему ракеты? Глупость. Хотя да, чем больше ракет, тем меньше ему работы…
Все врачи – бездельники. Особенно – хирурги. Еще они любят искать мораль и философию в отсутствии стремления работать. «Ведь, правда?», вопрошала Арису у потолка.
-Тело как у настоящей девчонки. – Вероника Бланш мяла руками груди Рей и вытянув её молочную и тонкую руку – двигала в суставе, словно руку куклы, а сама Рей выглядела порядком ошарашенной и вместе с тем такой спокойной. – Она органическая? Это что – венец экспериментов Ковчега дорвавшегося до человеческого генома своими жадными жидовскими лапами ZOG?
Леви гордо краснела. «Радостная вся такая за свою новую игрушку, счастливая дура – наш капитан…»
-И так вместо обещанного и остро необходимого всему экипажу наш капитан на наши же деньги приобрела себе секс-куклу?
-Я не кукла. – Апатично возразила Рей сладким и бархатным – словно ветер по траве у дома – голосом.
-Но секс. – Прикрыл один глаз Клиф и убрал свой чудовищный nitro express .700 «триган» с надписью «Born to kill» на псевдо мертвом и запрещенном ныне повсеместно английском обратно в кобуру. Арису переводила взгляд с его значка пацифиста на груди к круглым желтоватым очкам, от них – к светлой луковой шевелюре, кобуре огромного револьвера, способного стрелять в открытом космосе и обратно к ярко-голубым и открытым, таким добрым глазам. Клиффорд. Чем ему так не понравилась Рей?
Кукла как кукла, в Ковчеге таких тысячами создают и распродают оптом и в розницу. Ариса перевела взгляд на лицо Рей, нащупала глазами код на её груди и разглядела рядом маленький, но злобный значок копирайта. Рядом было написано «модель: Богиня, линейка: Рей; углерод, пятидесятипроцентная Лилит, три года гарантии!» и обрезанный фиговый листок NERV-ных задротов из общества Евангелиона Нового Поколения.
Арису ненавидела копирайты всей душой космопиратки, равно как и то, на чем они от души проставлены. Теперь Рей не нравилась и ей.
-Слушай Леви, это не красиво мы же договаривались, что общие деньги они на то и общие, что общие, а не твои.
-И?
-А ты на них себе куклу купила. В детстве их не было что ли?
-Я не кукла. – Еще более мягко и наивно возразила Рей.
-О боже люди – и это гостеприимство?! – Закричала вбежавшая в кают-компанию Лесли. – Рей, Юки, лапочка, идем от них ко мне в каюту, ну их – они только о деньгах и могут думать.
-А там что? – Бланш показала на ящики, но Леви сделал вид, что ящиков не существует. Глаза Ленор прищурились, словно она хотела взглянуть сквозь упаковку, а потом расширились, словно у неё это и впрямь получилось. Ленор развернулась к умиротворенной земными магазинами Леви и закричала. – Сайори, неужели ты все наши деньги потратила на платья!??
-Не все… еще на Рей хватило. Она окупится, мы же хотели наемника, а у неё три года гарантийного ремонта и вообще – если что заменят на такую же. Вот и будем учить на наемницу. На наемника гарантии-то нет… если Рей вальнут, отвезу обратно, скажу – астероидом мелким прошило, космоломом там, поменяют же!!.
И уперев руки в бока, Леви стала победоносно смеяться, довольная своей хитростью и жаждущая аплодисментов.
-Ты в своем уме, у тебя совесть есть? Девочке лет четырнадцать!
-Восемь хронологических, а биологических так да – второй размер. Но в инструкции по эксплуатации написано – она может менять цвета глаз, волос и самый важный для девочки размер усилием воли, даже забеременеть может, если снять там какой-то защитный предохранитель, в общем – трю жидовское качество, собрана учеными SEELE командой «Трон для Души» в Ковчеге! Ты представляешь себе беременную куклу?!
-Так вы даже не в Австралии садились?
-В Аве, но она – со дна Атлантической Новой Атлантиды. Кстати, на завтра в прогнозе на Аву семь восьмибальных и одно девятибалльное, представляешь? Мы удачно сели и почти удачно взлетели.
-Что значит – почти?
-У нас слегка крылышко погнулось от перекоса термоплитки и Роба тряхнуло – что-то отвалилось, Роберт теперь будет искать – что именно от шатла отвалилось, ты ему поможешь, Арису? Вместе с Хэвок, пора будить эту соню тут пинг до Астры не секунда как на Астровитянке, она поумнеть должна. А я пока платьица примерю к балу в Небесном Ватикане. Ты же знаешь, моя должна отлично выглядеть. Ведь там такой ЗАКАЗ светит!
Уменьшительно-ласкательные в устах волчицы Леви означали, что она чувствует и даже как бы признает свою вину, но не пытайтесь с нею спорить – начнет пальбу.
Такие дела.
-Я и тебе платье купила, розовенькое такое, и полосатые гетры твои к нему подойдут, только вот боюсь, ты слегка подросла. Ну, хоть груди у тебя нет – жать корсет не будет, а вот мне как страдать, представляешь? Пожалей капитана, Ариска!! – Стала тискать её Леви, прижимая к своей полной груди татуированными на Сомали нечеловечески сильными руками.
Враки же! И без покраснения. Леви никогда и ничего не боится, просто купила от балды, для галочки… и чтобы не обвиняли в Эгоизме. К тому же – при чем тут гетры? Или Леви хочет, чтобы в Небесном Ватикане на приеме у Римской Матери «малышка Ариса-тян» танцевала кордебалет?
Арису вздохнула, положила на голову свой допотопный, собранный в корпусе из-под мольберта ноутбук с сонаром и пошла в ангар искать с Робом и готичной Хэвок что же от их шатла отвалилось.





Местонахождение: Сраный Роскосмос
Настроение: accomplished-Чудеса в рефрижераторе...
Музыка: Ариса ноет.
Comments
Re: Счастливая маленькая Даша.

Софиона II, Кен и Амэ.
-Кёнски-блин… - Заметил Кен грозовому небу. Но дождя в тот день не было. Амэ гуляла по городу и закупалась продуктами – им предстоял долгий путь.
Беги, Лола, беги…
Лола выбралась на крышу, но там была девочка. Она танцевала на самом краю.
-Это мой край. Уйди. – Попросила Лола, а девочка, улыбнувшись, сделала реверанс.
-Я сегодня счастлива.
-Ты думаешь, я стану завидовать?
-Не-а. – Сказала девочка, как мяукает кошка, настоящая кошка. – Просто ты не поняла.
-Мне противно понимать счастливых. Уж извиняй.
Лола подошла к краю и взглянула вниз.
-Счастье – награда за выполнение ГОСПЛАНА. Ну, или БОГПЛАНА. Короче той мути, что в твоих генах. Ни больше, ни меньше. Я играю в счастье, как гены играют со мной. Ни меньше, ни больше. Если с тобой играет бог, то почему бы не сыграть в бога.
-Ты больная?
-А ты пришла сюда прыгать? Тут многие прыгают. Только все в разных мирах. В твоем пока еще никто отсюда не прыгал – ты первая, возможно, у тебя счастливый билет! Это очень хорошая крыша.
Лола взглянула на девочку повнимательнее. В темноте сложно было что-то сказать определенное, но та была странно одета – раз, говорила странные вещи – два, пыталась читать мысли – три. От одного третьего Лола пришла бы в ярость.
-Ты хотела сказать – плохая?
-Ну, прыгунам-то лучше знать – какая. Наверное, они как кот Шредингера, ведь самоубийца как класс парадоксален, чем его больше – тем его меньше.
-С чего ты взяла, что я хочу прыгнуть? Может просто нравится стоять на краю.
-Тогда ты свалишься. Когда-нибудь.
-Ты тоже танцуешь в темноте на самом краю неогороженной крыши.
-А… ну да, но я-то уже свалилась когда-то, а ты еще – нет.
Лола не стала расспрашивать незнакомку. Она просто ушла в ту ночь, решив придти утром и снова посмотреть на город, чувствуя свою власть над своей жизнью и близость двери в лето, куда можно шагнуть в любой момент, уйдя от всего на свете. Не пытаясь перебороть, не желая играть с ними в их игры – просто сказать, что ты «пасс». Они, конечно, обидятся, говнюки, но все игроки не понимают тех, для кого игра – не самое важное в жизни.
А жизнь – это что-то, что включает в себя смерть.
Лола не была склонна к депрессиям, как обычные рядовые подростки-самоубийцы, про которых любят болтать «специалисты» по телевизору и не только. Она просто сильно уставала от того, что почему-то притягивало всех людей, во что её тянула жизнь и куда, отучившись, ей, скорее всего, предстояло окунуться.
Лола сделала шаг и зависла над пропастью. В этот раз всё будет по-настоящему. Прохладно. И страшно внутри.
-Амэ… - позвал тихий голос. – Варп готов, а следующей ночью будет ливень, ты ведь знаешь – спящие люди чувствуют дождь, опять попадем в какой-нибудь мрачный унылый и депрессивный мир, новый Линкинпарадиз, Планетарный Матан или вообще Алисины заскоки на тему «всеобщего счастья» и «дружбы охотника с жертвой», И.О. Антихриста блин.
Лола обернулась. На пустой крыше, а точнее частично в ней – на десяток сантиметров внутрь покрытия – лежал огромный катамаран невероятной конструкции. К звездному небу раскручивалась спираль зеленого цвета, она вращалась как-то не так – Лола даже не понимала, вращение ли это? Концы двойной спирали из света исчезали в пустоте, но Лола не могла понять – где именно, просто стоило чуть сдвинуть глаза – и спирали нет вообще, а если снова посмотреть на катамаран – она становилась видна.
Амэ, девочка, к которой обращался мальчишеский голос, сидела рядом на краю и, свесив ножки, болтала ими. Лола могла поклясться, что мгновение назад тут никого кроме неё самой не было.

Re: Счастливая маленькая Даша.

-Это цензура. – Ответила Амэ на невысказанные мысли Лолы. – Мы не часть этого мира, поэтому ваш бог не показывает нас, не дает нас никак ощутить – даже потрогать или понюхать, даже лизнуть нас не получится. Пока мы сами не захотим и не приложим заметных усилий. Ну, или… - Амэ махнула рукой назад не глядя. – Пока варп не заработает.
Амэ повернулась и впервые взглянула своими глазами в Лолины.
-Вообще-то Софиона на шестерых, но нас там трое. В общем-то, все равно как уходить из этого мира, вопрос в том – важна ли тебе память о нём. Можем подбросить.
-Я не собиралась прыгать. Почему все думает – если стоишь на краю крыши и подолгу смотришь вниз – то ты самоубийца?
-Не самоубийца, - поправила Амэ, - а «прыгун», мы тоже прыгаем, в общем – нет особой разницы. Это в любом случае смерть – система распадается, чтобы собраться в новую, вопрос в том – будет ли сохранена информация. И еще, самое главное – твое отношение к ней.
-К смерти?
-Лоли-нет! – Улыбнулась милым коварством Амэ. – К твоим воспоминаниям. Метаинформация или «душа», как чаще всего говорят люди. Посмотри на мои глаза – в прошлый раз они были бездонно синие, а теперь карие. Я не та, что была прежде, я помню свое прошлое, но каждый раз после прыжка я меняюсь, по-иному начинаю ко всему относиться. Есть в глубине меня место, которое я никому не сдам, которое не изменится никогда. Это – мое самое ценное сокровище. Если у тебя такое место есть – можешь отправляться с нами.
-А если нет?
-Можешь отправляться с нами. Но это будет все равно, что прыжок отсюда. Ты может, и выживешь, но такой же как прежде никогда не станешь. Ты устала от себя такой, и у тебя нет ничего, что хотела бы сохранить?
-Есть. – Ответила Лола плача. Она не могла сдержать слезы, и была зла на себя за них. – Я потому и смотрю подолгу на этот город свысока, я боюсь, что не смогу живя в нем сохранить себя.
Меня изменят все они, а скажут – изменилась я сама. Меня изменят?
-Нет. – Ответила Амэ. – Завтра будет иной дождь.